Гектор Берлиоз «Фантастическая симфония»

Гектор Берлиоз «Фантастическая симфония»«Он родился под взбесившейся звездой», – так Иван Соллертинский охарактеризовал Гектора Берлиоза. И с этим суждением музыковеда трудно не согласиться, особенно когда речь заходит о симфониях французского композитора-романтика. Всего четыре циклические симфонии создано Берлиозом – казалось бы, немного – но какие это симфонии! Ни одна из них не похожа ни на то, что создавалось до него, ни на своих «сестер»: симфония с чертами инструментального концерта, с участием хоров и солистов, с речитативами и ариями… Первой в этом блистательном ряду стала «Фантастическая симфония».

Создание «Фантастической симфонии» связано с романтической историей, имевшей место в жизни Берлиоза. В 1827 г. в Париже гастролировала английская драматическая труппа, и актриса Г.Смитсон, блестяще игравшая Джульетту и Офелию, покорила сердце молодого композитора. Неразделенная страсть ввергла его в отчаяние и даже подтолкнула к мыслям о самоубийстве – но в конечном итоге ситуация разрешилась написанием симфонии, но необычной – программной.

Никакого литературного первоисточника симфония не имела – весьма подробную программу написал сам Берлиоз: молодой музыкант из-за несчастной любви принимает опиум, но не умирает, а впадает в сон, наполненный тягостными видениями. Во всех этих видениях присутствует его возлюбленная, образ которой преследует его как навязчивая идея и превращается в мелодию.

Берлиозу с его «пламенным воображением и болезненной чувствительностью» (так он охарактеризовал героя симфонии, каковым, по сути дела, являлся он сам) было тесно в рамках традиционного симфонического цикла – и симфония становится не четырехчастной, а пятичастной.

Первая часть носит заглавие «Мечтания». Меланхолическое вступление к ней позаимствовано из юношеского романса «Эстелла», а главной партией становится тема возлюбленной. При первоначальном появлении ее проводят в унисон флейты и скрипки. Она тоже позаимствована из другого произведения Берлиоза – кантаты «Эрминия», безуспешно представлявшейся им на Римскую премию. В кантате эта мелодия связывалась с образом воительницы, однако в ней нет обычной для классических симфоний действенности (не столько образ живой женщины, сколько именно «навязчивая идея») – тем не менее, ее развитие порождает все остальные темы первой части с ее бурными страстями. Более того – тема возлюбленной проходит как сквозной лейтмотив через все части произведения.

Во второй части, названной «Балом», Берлиоз проявил себя как новатор: впервые в истории жанра в симфонию вошел вальс. Наряду с основной темой в вихре вальса кружится и тема возлюбленной (герой встречается с предметом своей страсти на балу).

Ближе к традиционному адажио третья часть, озаглавленная «Сцена в полях». Идилличность этой картины подчеркнута оркестровкой (из медных духовых участвуют только валторны). Здесь много звукоподражательных моментов: «раскаты грома» (литавры), гобой и английский рожок, изображающие перекличку пастушеских свирелей. Безмятежному спокойствию природы противопоставляется душевное смятение героя, выраженного в страстном звучании темы возлюбленной.

Четвертая часть своим зловещим настроем контрастирует лирической третьей: в очередном видении герой убивает любимую женщину, и композитор дал этой части заглавие «Шествие на казнь». Этот суровый марш Берлиоз позаимствовал из собственной неоконченной оперы «Тайные судьи». Его первую тему – нисходящую, неумолимую – проводят низкие струнные в унисон. Если в предыдущей части медные духовые почти отсутствовали, то здесь их роль особенно велика – они исполняют в сочетании с литаврами вторую тему. Тема возлюбленной – словно воспоминание обреченного – появляется и здесь, у солирующего кларнета. В конце части ее обрывает аккорд tutti – казнь свершилась.

В пятой части – «Сон в ночь шабаша» – возлюбленная является герою среди призраков, чудовищ и колдунов, слетевшихся на его похороны. В этой страшной картине оргии немало ярких тембровых эффектов: скрипачи, играющие тростью смычка, колокола, тремоло скрипок в высоком регистре. «Мефистофельская» стихия, господствующая в этой части, находит выражение в форме двойной фуги. Кульминацией «бесовской мессы» становится цитирование мелодии «Dies irae». Появляется среди шабаша и тема возлюбленной – но она лишена прежних черт «идеала»: упрощенный ритм и форшлаги придают ей пошловато-гротескный вид.

Исполнить такое необычное произведение оркестру оказалось нелегко – по словам автора, не легче, чем армии Наполеона перейти через Березину. Премьеру даже пришлось на несколько месяцев отложить, и все же она состоялась в 1830 г. в Парижской консерватории. Публика, заранее заинтригованная опубликованной в газете «Фигаро» литературной программой, с восторгом приняла столь необычное произведение. Эта была одна из первых программных симфоний. Впервые в симфоническом жанре воплотился образ байронического героя.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 107