Айседора Дункан

(1877–1927)

 

Айседора Дункан Айседора Дункан вошла в историю как основоположница свободного, или ритмопластического, танца. Между тем, великой танцовщицы, сказавшей новое слово в искусстве, могло и не быть – в двухлетнем возрасте девочку выбросили из окна во время пожара… Впрочем, её злоключения начались ещё до 27 мая 1877 года, когда Дора Энджела Дункан (таково было настоящее имя танцовщицы) родилась в Сан-Франциско: отец бросил беременную жену и трёх детей. Мать «запивала» душевное потрясение шампанским – и впоследствии танцовщица говорила, что из-за шампанского начала танцевать ещё в материнской утробе.

Содержать четырёх детей матери было нелегко – уроки музыки больших доходов не приносили. В школе – среди детей из более благополучных семей – девочка чувствовала себя изгоем, к тому же она не видела в учёбе ничего полезного. Бросив в школу в тринадцать лет, она начала заниматься танцами в студии Стеббинс. Это не была студия классического балета – здесь учили интерпретировать музыку пластически,  с помощью гимнастических движений.

Со временем Айседора начинает сама ставить танцы для себя. Она не приемлет классического балета, отдавая предпочтение непосредственному выражению эмоций в движении. В 1899 году состоялся её дебют, но единственное, на что она могла рассчитывать в США – это танцевать в кабаре. В Лондоне, куда переехала семья, ей предоставляется возможность более благородной деятельности – выступления на великосветских вечеринках. Правда, там на танцовщицу смотрели как на пикантную диковинку (особенно изумляло публику то, что танцевала она босиком), но такие выступления помогли приобрести влиятельных покровителей и начать выступать с концертами.

Доходы от концертов позволили А. Дункан поправить материальное положение. Благодаря этому она смогла посетить Грецию, где шокировала местных жителей, прогуливаясь по Афинам в тунике и сандалиях… Впрочем, интерес танцовщицы к культуре этой страны был вполне серьёзным: рисунки на древнегреческих вазах, античные статуи и фрески были для неё источником вдохновения – позы, заимствованные из этих источников, сочетались с выразительными жестами, временами имитирующими игру на музыкальных инструментах, лёгкими прыжками, бегом и ходьбой на полупальцах. «Дункан танцует естественно и просто, как танцевала бы на лугу», – так отзывались о ней критики. Скудный в сравнении с классическим балетом арсенал движений позволял добиваться значительной экспрессии. Выступления Айседоры Дункан нередко сопровождал хор мальчиков, которых она отобрала во время визита в Грецию.

Посещение Греции ознаменовалось важным событием: по инициативе Айседоры Дункан на холме Копанос был построен храм для изучения танцевального искусства, который спроектировал её брат Раймонд. Центр изучения танца имени Айседоры и Раймонда Дункан существует в Афинах и сейчас.

Личная жизнь Айседоры Дункан складывалась непросто: ещё в восемнадцатилетнем возрасте она влюбилась в мужчину намного старше её, но роман закончился ничем: выяснилось, что избранник женат. В 1904 году во время гастролей в Берлине она познакомилась с режиссёром Гордоном Крэгом. Ему были близки творческие принципы танцовщицы – но именно на почве творчества у них часто случались ссоры. У них родилась дочь Дейрдре, но это не помешало им расстаться… Айседора мечтала встретить миллионера, но не потому, что хотела стать бездельницей, живущей за счёт мужчины: она хотела передавать свои творческие принципы ученикам. Планы у танцовщицы были грандиозные: по её мысли, дети, воспитанные в духе эллинистических канонов прекрасного, должны были изменить мир к лучшему… И она действительно основала школу – а денег на её содержание не хватало.

Желание А. Дункан сбылось: у неё завязался роман с сыном одного из самых богатых людей в Европе – Юджином Зингером. Он не только оплачивал содержание школы, но и намеревался построить театр для Айседоры. К сожалению, эта идея не была реализована: приревновав Айседору, Юджин расстался с нею.

Тяжёлым ударом стала для танцовщицы гибель в автокатастрофе дочери Дейрдре и сына Патрика, рождённого от Ю. Зингера. Этому предшествовали зловещие предчувствия – Айседоре мерещились то звуки похоронного марша, то детские гробы, а после этой трагедии она серьёзно болела.

Россию А. Дункан посещала неоднократно, но особенно радужных надежд она была исполнена, отправляясь туда в 1921 году, получив от наркома просвещения А. В. Луначарского предложение основать школу в Москве. Советская Россия представлялась танцовщице полной противоположностью буржуазной Европе, где искусство подчинено коммерции. Она надеялась раз и навсегда расстаться с «неравенством, несправедливостью и животной грубостью старого мира» и стать «товарищем среди товарищей», ей хотелось вознаградить рабочий класс за все перенесённые им лишения возможностью «видеть своих детей бодрыми и прекрасными».

Но в России пришлось столкнуться с суровой действительностью: отсутствие отопления, голод и прочие бытовые проблемы. Школу, основанную А. Дункан, правительство действительно поддерживало материально – но не так, как она рассчитывала: первоначально там обучалось сто детей, но скоро их количество пришлось сократить до сорока. Возможно, она бросила бы школу и покинула Россию – но задержаться её заставил роман, а затем и брак с поэтом С. Есениным. Это были очень сложные отношения (в частности, С. Есенина уязвляло то, что на него смотрят как на мужа знаменитой танцовщицы), и долго брак не продлился. О самоубийстве поэта А. Дункан узнала уже будучи в Европе.

Жизнь Айседоры Дункан оборвалась внезапно – в 1927 году в Ницце она была задушена собственным шарфом, обмотавшимся вокруг колеса во время поездки в автомобиле. Рассказывают, что перед тем, как сесть в тот злополучный автомобиль, Айседора сказала: «Прощайте, друзья! Я иду к славе!» (по другим источникам – «Я иду к любви!»).

Родных детей у А. Дункан не осталось. Продолжательницами её дела стали шесть учениц, которых она удочерила. В частности, Ирма Дункан возглавляла основанную танцовщицей московскую школу до 1928 года, вывезла в США 11 учениц и основала школу танца в Нью-Йорке.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 40