ЮБИЛЕЙ СЕРГЕЯ ЛЕОНИДОВИЧА ДОРЕНСКОГО

к юбилею С.Л. ДОРЕНСКОГО

Сергей Леонидович Доренский в антракте принимает поздравления от коллег, учеников и зрителей

Я с радостью пишу эту статью: БОЛЬШОЙ ПРАЗДНИК – поздравление замечательного Музыканта, талантливого Педагога, воспитавшего прекрасных пианистов, гордость нашей российской фортепианной школы — прошёл на самом высоком уровне. 3 декабря 2016 в Большом зале Московской Консерватории чествовали Сергея Леонидовича ДОРЕНСКОГО.

В зале собрались коллеги Маэстро, его друзья, ученики, восторженная публика – про такое говорят «яблоку негде упасть». В то же время никакой помпезности и официоза не было, а вот ощущение тепла и любви не покидало зал. И еще звучала прекрасная МУЗЫКА, которая является главным стержнем Маэстро Доренского на протяжении его долгой жизни.

На сцене рояль KAWAI и оркестр Московской Консерватории под управлением Анатолия ЛЕВИНА. Небольшая официальная часть – Александр Сергеевич Соколов вышел на сцену вместе с Сергеем Леонидовичем Доренским. Маэстро трудно ходить без поддержки, все это знают, но остроумие и четкость мысли с годами не убавляется. Вручены памятные часы, грамоты и медали, зачитаны приветственные телеграммы от Дмитрия Медведева и Сергея Собянина и … Все прекрасно помнят в Малом зале мраморные доски с именами выпускников, закончивших консерваторию с золотыми медалями. Александр Сергеевич объявил, что имя Сергея Леонидовича ДОРЕНСКОГО откроет прерванный список имен музыкантов, внесших неоценимый вклад в развитие Московской Консерватории.

А потом Сергей Леонидович рассказывал о себе с присущей ему самоиронией, в основном курьезные моменты своей жизни. Попробую привести его рассказ с минимальными неточностями:

«Родился я в первой трети XX века, прожил долгую жизнь и постараюсь эскизными шажками рассказать о ней.

Когда мама в первый раз увидела меня – она заплакала. Родимое пятно на моей щеке – это дурной знак. «Бог шельму метит» — это я слышал с раннего возраста, но вот кто такой этот шельма – вразумительного ответа получить я не мог. Говорили разные слова: негодяй, мерзавец, проходимец, но вроде до сегодняшнего дня судьба меня миловала: пока в подлецы не попал, но время еще есть…

Классическую музыку любил с детства, у нас в семье все её любили. Особенно запомнился военный период: радиокомитет сделал замечательное предложение музыкантам – устраивать концерты у микрофона. Прекрасные пианисты – Оборин, Гинзбург, многие другие приходили, садились и играли дивные произведения Чайковского, Римского-Корсакова, Танеева, Мусоргского, Глазунова, Лядова, Бородина, Скрябина, Рахманинова, Шостаковича, Прокофьева. Эта музыка помогала преодолеть ужасы войны, вдохновляла и вселяла надежду. Сейчас об этом как-то забыли, но я хорошо помню эти концерты и именно от них ко мне пришла любовь и интерес к музыке.

Мой замечательный педагог Григорий Романович Гинзбург преподавал мне и в детстве, и в Московской Консерватории, и в аспирантуре — я многому обязан ему. Да и другие профессора Консерватории были замечательные: Флиер, Гилельс, Софроницкий, Нейгауз, Татьяна Николаева – это они создали русскую школу, которая до сих пор очень высока.

Я рано начал концертировать, ездил в самые разные города и страны. Случалась курьезные и даже почти детективные случаи. Однажды в Севастополе я играл Траурный марш Листа на таком стареньком рояле, что клавиатура отвалилась и упала мне не колени – хорошо мужчины из публики помогли встать. А в 1968 году в Рио-де-Жанейро приехал давать концерт, там была серьезная политическая заваруха. Ко мне на улице подошли двое и сказали: будешь выступать – убьем. Страшно стало безумно. Звоню в посольство, мне говорят: мы помочь ничем не можем, сами на осадном положении – нас закидывают тухлыми яйцами и помидорами. Что делать – решился играть. И тут в голову пришла совершенно несуразная мысль: если я буду сильно раскачиваться из стороны в сторону, то им труднее будет в меня попасть. Сижу, качаюсь изо всех сил, руки дрожат, играю хуже некуда. В программе Ноктюрн Шопена, прекрасная трагическая музыка, а я веду себя как клоун. И вдруг понял: пока не застрелили, значит все обойдется и стал играть спокойно, от души. И действительно – обошлось, опять Музыка меня спасла.

Выбор между концертной и педагогической деятельность дался непросто, мне в принятии решения очень помогла моя жена — как видите я все сделал правильно. Много пианистов прошло через мои руки и многие из них состоялись.

Я часто думаю: Господи, благодарю тебя за то, что ты дал нам Музыку…»

Екатерина Мечетина, Павел Нерсесьян, Николай Луганский, Александр Штаркман, Андрей Писарев, Сергей Леонидович Доренский, Денис Мацуев, Вадим Руденко и Анатолий Левин после завершения программы концерта

Екатерина Мечетина, Павел Нерсесьян, Николай Луганский, Александр Штаркман, Андрей Писарев, Сергей Леонидович Доренский, Денис Мацуев, Вадим Руденко и Анатолий Левин после завершения программы концерта

Публика благодарила рассказ Сергея Леонидовича шквалом аплодисментов.

А потом начался большой Концерт в честь Юбиляра. Семь Учеников Маэстро, пианисты примерного одного поколения, одни из лучших представителей российской школы поздравляли своего Учителя:
Александр ШТАРКМАН, Екатерина МЕЧЕТИНА, Вадим РУДЕНКО, Николай ЛУГАНСКИЙ, Павел НЕРСЕСЬЯН, Андрей ПИСАРЕВ, Денис МАЦУЕВ выступали на сцене БЗК с Симфоническим оркестром Московской Консерватории, дирижер Анатолий ЛЕВИН.

Программа Гала — Концерта к юбилею С.Л. ДОРЕНСКОГО:
Ф. Лист — Концерт № 1 для фортепиано с оркестром ми-бемоль мажор, S. 124 — солист Александр ШТАРКМАН,
П. Чайковский — Концерт № 1 для фортепиано с оркестром си-бемоль минор, соч. 23 (II, III части) — солист Екатерина МЕЧЕТИНА,
Э. Григ — Концерт для фортепиано с оркестром ля минор, соч. 16 (II, III части) — солист Вадим РУДЕНКО,
С. Прокофьев — Концерт № 3 для фортепиано с оркестром до мажор, соч. 26 (II, III части) — солист Николай ЛУГАНСКИЙ,
М. Равель — Концерт для фортепиано (левой руки) с оркестром ре мажор — солист Павел НЕРСЕСЬЯН,
С. Рахманинов — Концерт № 2 для фортепиано с оркестром до минор, соч. 18 (I часть) — солист Андрей ПИСАРЕВ,
С. Прокофьев — Концерт № 2 для фортепиано с оркестром соль минор, соч. 16 (I, II части) — солист Денис МАЦУЕВ.

Каждый после выступления подходил к своему Учителю, море почтения и благодарности, цветов и объятий. В конце программы Сергей Леонидович вышел на сцену, все обступили его и он сказал: «Такого вечера уж больше не будет. Даже не хочется расходиться. Вы слышали КАК ОНИ ВСЕ играют? УДИВИТЕЛЬНО… Все такие разные, но каждый — как скала. Я их всех обожаю, обожаю…» БРАВО, МАЭСТРО!!!!

На что Денис Мацуев добавил «Мы вас всех ждем на этом самом месте ровно через пять лет».

НАСТОЯЩИЙ ПРАЗДНИК СОСТОЯЛСЯ.

 

                                                           Елена Билибина

Фото Елены Билибиной

Просмотров: 217