Юбилеи великих: Шостакович, Прокофьев, Шекспир. «Геликон-опера»

25 сентября весь музыкальный мир отмечал 110-летие со дня рождения выдающегося композитора современности Дмитрия Дмитриевича Шостаковича.

Кантата "Антиформалистический раек: Дмитрий Скориков, артисты хора

Кантата «Антиформалистический раек: Дмитрий Скориков, артисты хора

«Геликон-опера» никогда не проходит мимо таких громких событий. Именно в день рождения композитора театр предложил концертную программу «Шостакович вместо сумбура», переиначив название скандальной статьи в газете «Правда» за 1936 год «Сумбур вместо музыки» об опере «Леди Макбет Мценского уезда». Так театр высказал свое отношение к той судьбоносной статье и неприятие ущербной культурной политики конца 40-х годов прошлого столетия, в результате которой творчество Шостаковича фактически оказалось под запретом.

Программа вечера, большая и серьезная, включала в себя разнообразные грани творчества композитора, в том числе и оперную. В репертуар театра входит его опера «Леди Макбет Мценского уезда» в совместной постановке «Геликона» и Муниципального театра Сан-Паулу, которая и была там показана прошедшим летом. Программу «Шостакович вместо сумбура» представили дирижер Валерий Кирьянов, режиссер Илья Ильин, хормейстер Евгений Ильин, оркестр, хор и солисты «Геликона».

Открылся вечер премьерой сценической версии сатирической кантаты «Антиформалистический раёк» для четырех басов, чтеца и хора, специально подготовленной к этому вечеру. Это единственное крупное сочинение Шостаковича, написанное им на собственный текст, – его полный сарказма ответ представителям власти и собранию музыкальных деятелей на обвинения в антинародности и формализме. Композитор задумал свой «Раёк» в 1948 г. Он несколько раз его переделывал, и окончательный вариант относится к 1968 г. Но Шостакович так и не услышал свое детище. Как часто случалось в Советском Союзе, премьера сатирической кантаты состоялась за границей – 12 января 1989 г. в Вашингтоне. На родине «Раёк» впервые прозвучал в Большом зале Московской консерватории 25 сентября этого же года в день 83-летия со дня рождения композитора.

На авансцене зала «Стравинский» ряды высоких стульев в красных чехлах. Здесь происходит плановое собрание на тему «Реализм и формализм в музыке». Собравшиеся, среди которых много женщин в красных косынках, приветствуют Ведущего (Григорий Соловьев). Он объявляет первого выступающего – музыковеда Единицына. Входит Единицын в образе Сталина (Дмитрий Скориков). Его встречают радостно и уважительно. Голос Единицына с узнаваемым грузинским акцентом звучит задушевно, но назидательно, он утверждает, что реалистическую музыку пишут композиторы народные, а формалистическую музыку – антинародные. Лица у всех расцветают улыбками при звуках мелодии «Сулико», любимой грузинской песни Сталина. В конце его речи все в едином порыве встают с мест, дружно поддерживая идеи, высказанные первым музыковедом.

Заслуженная артистка России Лариса Костюк, Анна Пегова

Заслуженная артистка России Лариса Костюк, Анна Пегова

Появляется второй музыковед, Двойкин (Александр Киселев). Это бывший идеолог Жданов. Льстивая улыбка, в чем-то заискивающая интонация, но решительные утверждения, призывающие народных композиторов писать музыку красивую и изящную, эстетичную и гармоничную. Музыковед уверенно заявляет, что в грузинских операх должна быть настоящая, грузинская лезгинка. Тут же все становятся в нужную позу и начинают истово изображать «настоящую грузинскую лезгинку». Третий музыковед Тройкин (Михаил Гужов), еще один наш идеолог – Шелепин, призывает к бдительности, чтобы не допустить проникновения буржуазной идеологии в молодежную среду. Звучат «Камаринская» и «Калинка». Тут уже начинается общее веселье. Все пускаются в пляс, но отплясывают не русскую, а зажигательный канкан. Сколько же в музыке Шостаковича издевки и ненависти к советской культурной политике!

Закончился «Антиформалистический раёк» всеобщей овацией в честь Шостаковича и всех участников постановки яркого сатирического действа, сделанного с большим вкусом и высочайшим профессионализмом.

Сатиру Шостаковича сменила страстная, драматически напряженная «Пассакалия» – симфонический антракт из его же оперы «Леди Макбет Мценского уезда», безупречно сыгранный оркестром п/у В. Кирьянова. Затем целиком был исполнен вокальный цикл «Из еврейской народной поэзии». Замечательные солисты театра, звезда Лариса Костюк и молодые певцы Анна Пегова и Игорь Морозов, разыграли пронзительный спектакль из одиннадцати живых драматических сцен, в которых переплелись горе и радость («Плач об умершем младенце», «Песнь о нужде», «Заботливая мама и тетя»), одиночество и семейный уют («Брошенный отец», «Колыбельная»), разлука и мечты («Перед долгой разлукой», «Песня девушки») и, наконец, приятные события («Хорошая жизнь», «Счастье»).

Народный артист СССР Владимир Минин и Московский Государственный академический камерный хор

Народный артист СССР Владимир Минин и Московский Государственный академический камерный хор

Второе отделение открыл специальный гость вечера – народный артист СССР Владимир Минин и его Московский камерный хор. Для своего выступления они выбрали три фрагмента из цикла «Десять поэм на слова революционных поэтов», исполнив их с глубоким драматическим подтекстом. Особенно выразительно получилась поэма «Девятое января» на слова А. Коца.

Финал был столь же ярким, как и вся программа концерта – прозвучала монументальная вокально-симфоническая поэма Шостаковича «Степан Разин» на слова Евгения Евтушенко. По своему стилю она приближается к опере. Критики назвали ее театральной симфонией. Именно на театральность опирались режиссер Илья Ильин, дирижер Валерий Кирьянов, хормейстер Евгений Ильин при постановке «Степана Разина», раскрывая выразительные речитативы, оркестровые интермедии и хоровые сцены. В центре – герой поэмы в исполнении Дмитрия Скорикова, обладающего мощным вокально-театральным комплексом. Ему удалось создать многогранный образ Степана Разина, где он и рассказчик, повествующий о происходящих событиях, и казацкий атаман, поднявший народ на восстание, и представитель этого народа, обладающий чувством собственного достоинства, добротой и человечностью. Большое впечатление произвели симфонический пролог в сцене казни, тихий хор «Над Москвой колокола гудут» и самый финал из всплесков гневных, возмущенных и угрожающих звучаний оркестра, завершивших поэму «Казнь Степана Разина» и весь эмоционально выстроенный вечер «Шостакович вместо сумбура».

 

Фото Антона Дубровского

Просмотров: 66