Всё та же Анна

Анна Каренина

Фото Михаила Логвинова

Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко в конце сезона 2015—2016 гг. представил премьеру балета немецкого хореографа Кристиана Шпука «Анна Каренина» по одноимённому роману Л. Н. Толстого. Мировая премьера балета состоялась двумя годами ранее в Цюрихском оперном театре (Цюрихский балет). Отрадно, что наиболее талантливые западные спектакли теперь быстрее доходят до российской столицы, однако жаль, что во многом русское по духу шпуковское творение прежде появилось не на родине его литературного создателя.

За судьбу новой «Анны Карениной» заранее пришлось поволноваться. Уж никак не хотелось увидеть её перевёрнутой с ног на голову. Ведь за последнее время постановщики, по большей части, берутся за классику не для того, чтобы выявить её современность, а для того, чтобы привнести в неё нелицеприятные реалии современной жизни ради эпатажа публики. Беспокойство исчезло практически с первых эпизодов шпуковского балета. А когда действие начало развиваться во вполне традиционном ключе, то тут и совсем отлегло от сердца. Всё-таки нет необходимости изменять столь гениально написанное произведение! Да и нового в «Анне Карениной» ничего уже не откроешь. В основе романа Л. Толстого – судьба молодой, красивой замужней женщины высшего света, оказавшейся в жёстких оковах своей страсти и жизненных обстоятельств. Об этом и спектакль Кристиана Шпука.

Первая сцена балета – ретроспектива образов. Зрители видят отдельно стоящих, неподвижных, находящихся на равном расстоянии друг от друга героев. Людская картина оживает – и мы становимся свидетелями довольно откровенной сцены измены Стивы Облонского с двумя горничными. Шпук как будто специально демонстрирует сущность князя – откровенного ловеласа. Таким режиссёрским приёмом (а сцена развивается пантомимно) постановщик активно вводит зрителей в действие своего хореографического романа. Далее, довольно чётко и ясно, на сцене воспроизводятся отношения и других действующих лиц: Кити Щербацкая, увлечённая Вронским, отказывает Константину Левину, а на балу между Анной и Вронским, уже до этого познакомившимися на перроне вокзала, вспыхивает страстное чувство. Всё так, как в романе Л. Толстого, потому и описывать сюжетную канву балета не стоит. Правда, важно отметить, что Шпуку удалось уместить все основные конфликтные линии сюжета в пространство двухактного балета,  действие которого не затянуто и до конца удерживает внимание публики.

В спектакле есть наиболее, с режиссёрской точки зрения, запоминающиеся сцены. Это «Скачки» и «Сенокос». Первая из них: на экране в центре сцены чёрно-белая проекция скачек, сбоку длинные трибуны, заполненные напряжённо наблюдающими за ходом бегов зрителями. У каждого в руках воображаемый бинокль. И дамы, и кавалеры прерывисто двигаются на одном месте и так же все вместе переносят своё внимание с одной цели на другую. Таким образом постановщик создает иллюзию ожившей, заворожённой и одновременно опьянённой азартом публики, чьи движения и дыхание едины. Вторая сцена ? «Сенокос». Здесь ритм движений определяет звук скользящей по высокой ниве косы. Принцип тот же самый, что и в «Скачках»: узнаваемый на слух шум задает темп однообразным ритмичным движениям (в данном случае, молодые мужчины с обнаженным торсом, среди них и Левин, изображают косарей).

Анна Каренина

Фото Михаила Логвинова

С хореографической точки зрения балет Шпука не открыл ничего нового. Постановщик пользуется лексиконом классического танца, соединённого с пластикой модерна. Никаких изобретательных поддержек или новых композиционных построений  здесь нет. Но минус ли это? Скорее, нет. Придумать, изобрести новое дано очень не многим. А вот владеть уже данным ? достоинство, и в этом Шпук мастер. Он умеет обращаться с формой и способен мыслить пластически ясно. Не обойтись без параллелей: хореографа, по тому, как он выстраивает свои драматически насыщенные дуэты и логично соотносит пантомиму с танцем, хочется сравнивать с Кеннетом Макмилланом. Однако мышление Шпука хоть и импульсивное, но более уравновешенное, чем у знаменитого классика английского балета.

Музыкальный материал, к которому обратился в «Анне Карениной» К. Шпук, пестрит разными произведениями четырёх композиторов (дирижёр-постановщик Пол Коннелли). Это С. В. Рахманинов, В. Лютославский, И. Барданашвили, С. Цинцадзе. Но более всего в балете Рахманинова («Симфонические танцы», «Рапсодия на тему Паганини для фортепиано с оркестром», «Концерт для фортепиано с оркестром № 2» и другие сочинения). Да и весь спектакль можно назвать рахманиновским. Не удержался Шпук и увлёкся музыкой великого русского композитора. Немудрено ? соблазн велик! Но вот только музыка Рахманинова мало поддаётся языку классического балета, языку классицистских позиций и форм, трудно уловить пуантами визуально не подвластный, тонко воспринимаемый на слух стиль композитора. Хотя именно Шпук, в отличие от многих своих предшественников, оказался наиболее чувствительным по отношению к Рахманинову, что проявилось включением в балет романсов этого композитора.

Нередко в современном балете разные авторы соединяют танец с вокалом, впрочем, не столь часто это приходится к месту. Отдать дань моде ? одно, а сделать это со вкусом ? совсем другое! Как показал «Каренинский» опыт Шпука, использование  романсов Рахманинова «Ночь печальна» и «Не пой, красавица!» оказалось к месту и соответствовало хореографической драматургии. Именно романс в одном случае передаёт печальную рефлексию Левина, а в другом становится уже фоном проникновенной темы родства двух душ – Кити и Левина.

Большой, стационарный театр ? это всегда больший выбор и большие возможности, нежели в частной антрепризе. Но и здесь не всегда можно подобрать идеальный по типажам и профессиональным данным состав. Музыкальный театр отличается тем, что у него всегда были свои великолепные балерины и танцовщики, а также педагоги, способные создавать подлинных звёзд сцены. И на этот раз, в «Анне Карениной» перед зрителями предстали прекрасные исполнители, чьи роли запомнятся ещё надолго. Речь, прежде всего, о Наталье Сомовой (Анна Каренина), самой роскошной и прекрасной во всех отношениях балерине. В неё возможно и безумно влюбиться, и поверить, что она способна любить неистово и самозабвенно. Пленительный образ интеллигентного, открытого молодого человека создал Алексей Любимов (Левин). Наблюдая за этим танцовщиком в разных ролях, в который раз убеждаешься в его многогранном даровании и умении раскрывать суть своих героев. Хочется отметить точное попадание Михаила Пухова на роль Стивы Облонского. Высокие партнёрские качества продемонстрировали Станислав Бухараев (Каренин) и Сергей Мануйлов (Вронский).

Анна Каренина

Фото Елены Фетисовой

За освоение сценического пространства балета отвечала целая команда иностранных авторов. Среди них и сам К. Шпук вместе с Йоргом Цилинским (художники-постановщики), Эмма Райотт (художник по костюмам), Мартин Гебхардт (художник по свету), Тини Бургхальтер (видеохудожник), Мартин Доннер (звуковое оформление). Им всем удалось сработаться и создать качественное произведение европейского уровня.

Новый спектакль Кристиана Шпука украсил сцену Музтеатра и стал одним из привлекательных событий театральной Москвы, где всё чаще (как в балете, так и в опере и драме) появляются псевдомодные и недолговечные произведения на злобу дня. «Анна Каренина» Шпука актуальна и современна, а такой и должна быть классика. Именно её и возвращает нам хореограф. Его цель заключается не в интерпретации, а в интеллигентном,  опоэтизированном танцем, раскрытии содержания романа Л. Толстого. Потому и финал балета у Шпука не шумный, не пафосный. Для того, чтобы показать трагедию Анны, хореографу не нужен надвигающийся поезд (хотя как узнаваемый объект поезд присутствует в виде проекции на экране), под рельсы которого должна броситься героиня. Достаточно окружения людей, вынесших безмолвный смертный приговор от имени высшего общества. Их жертвой и становится Анна Каренина.

 

Просмотров: 63