Возвращение к корням. Опера «Евгений Онегин» П.И. Чайковского на сцене театра «Геликон-Опера»

Теперь уже прошлый, 2015 год, прошедший в музыкальной жизни нашей страны и за её пределами  под знаком 175-летия со дня рождения П.И.Чайковского, был отмечен  множеством замечательных филармонических концертов, но в оперном жанре этому событию, пожалуй, повезло менее всего.

Повод отличиться для столичных театров был весьма достойный. Тем не менее, ожидания публики не были оправданы. Взять хотя бы оперу «Пиковая дама» в Большом театре. Музыкальная критика подробно проанализировала этот «шедевр»  и единодушно взяла на себя труд  покаяться за содеянное перед памятью великого композитора.

Ожидалась с большими надеждами и другая премьера, опера «Иоланта» в Большом театре. Замысел был прекрасный, но воплощение его на сцене опять принесло разочарование.

Один из наиболее значимых шедевров русской классики, опера П.И. Чайковского «Евгений Онегин» активно  востребована на мировых оперных сценах. Только за последний юбилейный год композитора эта опера была представлена на таких знаменитых сценах, как Метрополитен — опера в Нью-Йорке,  Ковент-Гарден в Лондоне, Оперный театр в Сан-Паулу в Бразилии, Венская государственная опера, Опера Мюнхена, Оперный театр Тяньцзиня в Китае  и т.д..  Список можно продолжать ещё и ещё.

Арии из этой оперы можно услышать в концертах  в интерпретации знаменитых оперных певцов, принадлежащих к разным культурам, к разным исполнительским школам. Разумеется, исполнение идёт на русском языке. Так, тенор Рамон Варгас, уроженец Мексики, поёт партию Ленского, придавая этому шедевру знойные краски южного темперамента.

Трепетно, глубоко прочувствованно звучит партия  Ленского у французского  тенора итальянского происхождения Роберто Аланьи. И здесь мы наблюдаем сближение различных культур в стремлении передать смысл исполняемого произведения, понять героя из другого мира, из других жизненных реалий. Успех обращения к этому музыкальному произведению определяется мерой отношения к иной культуре, способностью постичь, открыть себе и зрителям русский мир таким, каким создал его композитор П.И. Чайковский.

Как видим, география постановок оперы обширна и это не может не радовать. Опасения у современного зрителя вызывают постановки, изобилующие элементами актуализации. Того и гляди, как бы не появился на сцене велосипед с юной Ольгой за рулём или бельё, развешенное во всю сцену на верёвках при объяснении Онегина и Татьяны.

Такие «штучки» выглядят совсем невинно в сравнении с посягательствами на содержательную часть произведения, на его основной смысл. Режиссёрские «задумки» не единожды давали повод содрогаться зрителю, в частности, на примере оперы «Евгений Онегин».

Если говорить о столичных оперных сценах, то опера «Евгений Онегин» представлена в репертуаре Большого театра, МАМТ-а, Новой Оперы, в Мариинском театре, в Михайловском театре Санкт-Петербурга и вот теперь на  сцене театра  «Геликон-опера».

Вновь открытый совсем недавно театр «Геликон-Опера» преподнёс любителям оперы роскошный подарок. На обновлённой сцене театра  была представлена опера «Евгений Онегин» П.И. Чайковского в том виде, в каком впервые её увидели в Москве. А было это в 1922 году. Тогда режиссёром – постановщиком был сам К.С. Станиславский. Сегодня этот  спектакль воссоздан на сцене театра «Геликон-Опера».

Все детали художественного оформления сценического действия составляли единое целое с музыкой и пением, поражая своей целесообразностью и являя пример гармонии. Всё это создавало условия, при которых для зрителя  становилось  возможным воспринимать спектакль абсолютно соответствующим содержанию оперы и её музыкальному воплощению. Да, все три гения нашей культуры, А.С. Пушкин, П.И. Чайковский, К.С. Станиславский, были достойно представлены в этой постановке. И тут хотелось сказать слова благодарности Дмитрию Бертману, воссоздавшему этот спектакль: «Ай да Бертман! Ай да молодец!»

Известно, что в Геликоне поют и поют прекрасно, да и собой хороши как певцы, так и в особенности певицы.  Практически у всех артистов великолепная танцевальная подготовка. И на таком фундаменте можно создавать спектакли любого уровня сложности. Исполнители главных партий, как и все, кто пел на сцене в премьерном спектакле, не вызывали никаких отрицательных эмоций или некоего отторжения у зрителей. Напротив, практически все радовали тем, как воссоздавали известные и любимые характеры.

Как только зазвучала увертюра и открылся занавес, перед зрителем предстала картина патриархального русского усадебного дома с размеренным бытом, с милыми и такими понятными, давно знакомыми его обитателями. На протяжении всего действия оперы радовали картины лета, осени, картины бала в доме Лариных. Приятно поразила пантомима перед началом второго акта оперы. Сцена дуэли была обозначена несколькими выразительными штрихами в оформлении, подчёркивая неотвратимость трагического исхода.

Если попытаться выделить какое-то главное впечатление от спектакля, которое особенно поразило, запечатлелось, так это звучание хора в третьей картине оперы. Казалось бы, такая давно знакомая мелодия, простые слова… Это было впечатление, которое бывает у путника, возвратившегося в родной, тёплый дом после долгих скитаний, мытарств.

Такое ощущение сродни тому, что испытывает человек, вернувшийся в свою, родную языковую среду после длительного пребывания за границей. Всё понятно, легко, ничто не затрудняет восприятия происходящего вокруг. Человек находится в радостном состоянии долгожданного свидания с чем-то родным, близким и очень нужным ему. Да, это именно то, что входит в понятие культурного кода, искажение  которого вызывает отторжение у зрителя, так как нарушается гармония.

Удивительный эффект от воссозданной постановки оперы «Евгений Онегин» на сцене театра  «Геликон-Опера»! Теперь можно было сосредоточиться на действии, на пении, на музыке. Ничто не мешало восприятию шедевра!

П.И. Чайковский был не только автором музыки, но и автором либретто. Даже беглый просмотр содержания картин говорит о том, что у композитора было особое отношение к Татьяне, главной героине оперы. Эту партию прекрасно исполнила Ольга Толкмит, обладательница красивого, сильного, полётного сопрано. Драматическая линия партии была выстроена певицей в развитии характера от барышни из русской усадебной глубинки до уверенной и вполне владеющей собой петербургской светской дамы. Жизнь души героини, затаённый огонь её чувства, её необретённой любви были переданы голосом певицы глубоко проникновенно. На протяжении всего спектакля это было захватывающее повествование, полное драматизма.

Исполнитель титульной партии, Евгения Онегина, баритон Алексей Исаев особенно запомнился в шестой и седьмой картинах оперы. Глубоко драматично была представлена певцом сцена признания в любви Онегина  Татьяне. Здесь пронзительно прозвучала тема безысходности, трагичности всей жизни героя.

Особое место в опере «Евгений Онегин» принадлежит Ленскому с его трагической судьбой. Поэт, влюблённый в Ольгу, столкнулся с предательством друга, с легкомыслием своей возлюбленной. Ему вдруг открылись тёмные стороны жизни, и он отважно вступил в единоборство с ними. Результат оказался трагическим. Поэт Ленский погибает на дуэли, сражённый пулей Онегина.

Партия Ленского по-особому любима нашим зрителем и, как показывает опыт, зарубежным зрителем тоже. Именно эта партия в опере даёт зрителю простор для сопереживания. Вместе с героем проживается жизнь, полная надежд, любви, разочарования, прощания с жизнью и с безысходностью  трагического конца. Богатая палитра чувств наполняет великую музыку П.И. Чайковского!

Спеть эту партию хоть единожды в своей практике для любого тенора большая удача. И вот на сцене театра «Геликон-Опера» новый Ленский, молодой тенор Игорь Морозов, недавний выпускник АХИ имени В.С. Попова. Певец обладает очень красивым, сильным голосом, легко достигающим самых высоких вокальных пределов и при этом без потери в качестве звучания. Исполнитель уверенно провёл свою партию, придав герою новые черты.

Ленский в интерпретации тенора Игоря Морозова больше деревенский житель русской усадебной глубинки, нежели носитель европейскости, недавно вернувшийся из Германии, где учился в университете. Видимо, в этом кроется причина отсутствия  эффекта, который передаёт глубину трагичности  героя. Вся история Ленского приобретает черты трагического, но бытового случая, не выходя на просторы вселенского масштаба.

Тут вспоминается, что постановка эта является  воссозданием того, что было представлено московским зрителям в 1922 году, в масштабах и координатах того, теперь уже такого далёкого времени. Почему-то в Европе и в Америке наш национальный шедевр, опера «Евгений Онегин», ставится на самых знаменитых сценах с одновременной трансляцией на экраны за пределами зрительного зала. Мы же считаем большой удачей, и так есть на самом деле, воссоздание оперы «Евгений Онегин» П.И. Чайковского на сцене театра «Геликон-Опера», которая обращает нас к нашим историческим корням в искусстве. И тут становится яснее значение этой оперы в нашем непростом глобальном мире.

 

Людмила Краснова

Просмотров: 11