Василий Ладюк: «Фестиваль «Опера Live» – прежде всего, фестиваль друзей! И все, кто в нем принимают участие, занимают частичку моего сердца»

Сегодня наш собеседник – Василий Ладюк, вдохновитель и организатор музыкального фестиваля «Опера Live».

Василий Ладюк, вдохновитель и организатор музыкального фестиваля «Опера Live»

Василий Ладюк – российский оперный певец (баритон), ведущий солист театра «Новая Опера». С 2007 г. – приглашенный солист Большого театра. Принимает участие в постановках лучших оперных театров России (Мариинский театр, Михайловский театр и др.) и мира (Метрополитен Опера, Ла Фениче, Норвежская королевская опера и др.). Сотрудничает с выдающимися дирижерами и артистами, среди которых Валерий Гергиев, Владимир Спиваков, Владимир Федосеев, Михаил Плетнев, Пласидо Доминго, Джеймс Конлон…

МС: Прежде всего, я вас поздравляю: все-таки третий фестиваль – это многого стоит! Один раз фестиваль провести – это очень непросто, но третий – это уже что-то и значит. Поэтому я вас поздравляю.

ВЛ: Спасибо большое.

МС: А теперь хочу задать вопрос: почему у Вас родилась идея фестиваля? Расскажите, пожалуйста!

ВЛ: Фестиваль рождался – я уже боюсь даже представить когда (улыбается) – четыре года назад. Я находился в Осло на постановке «Богемы». Норвегия – изумительная по красоте страна, но только не зимой. Зимой там практически полярная ночь: ты выходишь утром на работу – темно, заходишь в театр, в котором нет ни окон, ни дверей (современное здание), вечером выходишь уже в четыре-пять часов и снова видишь всю ту же самую ночь… Накрывает страшная депрессия, и появляется повод поразмыслить.

Дополнительным поводом было то, что фестиваль рождался во время, так скажем, некоего вакуума. Это потом, за следующие три года, появилось много фестивалей – и «Опера априори», и фестиваль Динары Алиевой, а тогда единственным фестивалем, который прошел один раз в Москве и имел отношение к оперным артистам, был «Хибла Герзмава приглашает…». Все остальное время фестиваль проходил у нее на родине.

И еще, видимо, пришло время, когда нужен был выход моей энергии. Организаторские способности у меня были с детского сада: в пионерских отрядах я был и знаменосцем, и командиром отрядов, собственно, я умел построить, структурировать и заставить подчиняться все какому-то логическому правилу. Вот так вот родился фестиваль.

Приехав в Москву, я поделился идеей со своим ближайшим другом, ныне директором фестиваля, Владиславом Агафонниковым. Один я бы не справился. Все, что я могу сделать, – это в голове нарисовать некую программу художественного смысла фестиваля, обсудить эту программу с концертными площадками, где она будет проходить. А дальше возникает финансово-хозяйственная деятельность, которую без чьей-то помощи провести практически невозможно. Первый фестиваль прошел не благодаря, а вопреки, без денег – у нас не было ни копейки, были исключительно договорные отношения с концертными площадками, которые продавали билеты. На вырученные деньги мы каким-то образом покрывали расходы на приглашенных артистов. Никакого дополнительного финансирования у нас не было. Мне стыдно сказать, но на каком-то первом концерте артисты получили по пять тысяч рублей. «Ребят, ну больше денег нет!» – мы сразу предупреждали, что это все на будущее. И слава богу, что есть настоящая дружба среди артистов.  Но тем не менее, как недавно Ильдар Абдразаков сказал в интервью на канале «Вести 24» (и абсолютно правильно сказал!), когда мы встречаемся с незнакомыми людьми и хотя бы один раз проводим с ними время на какой-нибудь постановке в течение двух-трех месяцев, мы превращаемся все в одну семью. Посмотрите у любого на страницу в «Фейсбуке» – по три тысячи друзей. Если это блогер – то это всего лишь подписчики. А если оперный исполнитель, то, скорее всего, из этих трех тысяч, как правило, две с половиной – это люди, которые знают его лично, с которыми он хоть раз в жизни где-то пересекся и с которым остается какая-то ментальная связь. Поэтому фестиваль – это, прежде всего, друзья: за все три года в этом фестивале не было ни одной случайной персоны. И у артистов есть правило трех совпадений: это музыка, компания и деньги. Когда два из трех совпадают (деньги не всегда бывают в этой совпадающей паре), то при наличии свободного времени мы можем собраться на одной сцене и подарить публике радость общения с музыкой, а взамен подзарядиться аплодисментами и потоком счастья и радости, который случается после хорошей и качественной работы. Это дорогого стоит.

Василий Ладюк и Ильдар Абдразаков

МС: Как Вы составляете программу? Как решаете, кого приглашать?

ВЛ: Каждый год мы находим какие-то изюминки, открываем новых исполнителей. Сначала рождается идея. Потом под нее подбирается определенный состав исполнителей. Но если сольный концерт, то все зависит от исполнителя. На следующий фестиваль планируется сольный концерт Альбины Шагимуратовой. Выступать она будет с Владимиром Федосеевым. Владимир Иванович сам по себе фигура значимая и имеет свое видение программы, но думаю, что они с Альбиной замечательно поладят и порадуют публику настоящими шедеврами в лучшем исполнении. Мы уже обсуждаем программу будущего года. Нам интересно сделать «Гершвин-гала», в котором была бы концертная версия одного из его произведений в академической манере исполнения – и это стало бы, так сказать, классической частью концерта. А во втором отделении выступили бы приглашенные звезды из джаза, чтобы это был музыкальный джазовый фейерверк. В советское время огромное количество ведущих солистов Большого театра постоянно выступали с оркестром народных инструментов Осипова. И вот только вот в этом году мой друг, замечательный тенор с мировым именем Дмитрий Корчак выступил в зале Чайковского. А до этого на моей памяти это было в концертном зале Академии наук с Ириной Архиповой. Я тоже участвовал в этом концерте. Мы выступали под аккомпанемент Осиповского оркестра. Это был 2004 или 2005 год. И все! Точно так же камерные программы: никто из артистов на сегодняшний день практически не исполняет камерный репертуар.

МС: Это точно. Видимо, это сложно.

ВЛ: Да, мало кто берется за это. Романсы слышим только на экзаменах. На самом деле это очень сложно: нет ни костюма, ни декораций, ни режиссерской работы, есть только миниатюры… Я расскажу сейчас смешной случай, который произошел 5 декабря у нас в Концертном зале Чайковского с Екатериной Мечетиной. Мы делали вечер, посвященный Сергею Васильевичу Рахманинову. На бис был романс «Сон» – этот первый номер нашего биса оказался и последним. В третьем такте я «съел» одно слово и дальше уже не смог петь. Я начал выползать на фермату и понял: ну, выползу на фермату, ну и что? Романс-то из двух страниц, и первую страницу мы уже скомкали. Я остановился и говорю: «Катя, стой!» Она: «А? Что?» Я говорю: «Стой!» Она: «Ну, пожалуйста, та-та». Я говорю: «Подожди, дай посмотрю слово, которое «съел»». А все потому, что огромная программа была уже отработана, и дальше мозг расслабился – ну, все, уже бисы. И вот она, заковырка. Романсы – это же огромное количество текстов, огромное количество образов, которые меняются ежесекундно. А самое сложное – миниатюрные романсы, которые написаны на одну страницу. Для нас это был замечательный опыт совместного музицирования. До этого выступления мне не приходилось слышать гениально сыгранных последних страниц – у Рахманинова практически в каждом романсе есть еще отступление для фортепьяно. А с Катей я нашел тот самый баланс: она умудрилась не только слушать меня, но и дать волю своим эмоциям в фортепианных вставках.

МС: Слушая Вас, понимаешь, что Вам не приходится особенно беспокоиться о кассе, составляя интересные программы и приглашая талантливых исполнителей, – аншлаг обеспечен. Я, кстати, проверила: билетов уже нет.

ВЛ: На последнем концерте зал был забит битком. И это Концертный зал Чайковского на 1550 мест! Мы очень благодарны Московской филармонии, особенно Алексею Алексеевичу Шалашову, с которой у нас получилось найти общие интересы. Они сами делают фестивали и не пускают к себе ни одного фестиваля, но пускают нас – «Оперу Live». И еще: Алексей Алексеевич говорит, что в концертном зале Чайковского наряду с большими концертными программами обязательно должна звучать камерная музыка, несмотря ни на что. Даже если в этот момент будет какой-то звездный состав в Большом театре выступать и публика разделит свои интересы. За это ему от меня низкий поклон и огромное спасибо.

МС: Не факт, публика может и остаться. У Вас есть планы поехать в регионы с Вашим фестивалем?

ВЛ: У нас была одна попытка в прошлом году, которая с финансовой точки зрения увенчалась крахом. Мы съездили в Санкт-Петербург с большой миссией: открытие фестиваля (в прошлом году он проходил в Москве и в Санкт-Петербурге). Один и тот же гала-концерт, с одним и те же составом участников и солистов, все солисты – лауреаты разных лет конкурса Образцовой. Концерт был приурочен к ее памяти, и собранные средства должен были пойти на изготовление мемориальных досок как в Москве, так и в Петербурге. Как Вы думаете, мы собрали что-то?

МС: Наверно, нет, если Вы задаете этот вопрос.

ВЛ: Если в Москве у нас просто получилось покрыть расходы по проживанию, перелетам и пребыванию гостей, при том что все ребята работали бесплатно, никто из них гонорара не получал, то в Санкт-Петербурге у нас был большой минус.

МС: Странно. Уже не первый раз слышу, что благотворительность не находит поддержки в сердцах слушателей. Я понять не могу почему…

ВЛ: Думаю, что при составлении программы на следующий год у нас все-таки появятся несколько мероприятий, которые будут проходить как в Москве, так и, скажем, в Нижнем Новгороде. Понятно, что далеко это увезти вряд ли получится, но, по крайней мере, хотя бы как-то так. Может быть, Казань подключится. Безусловно, я бы был счастлив, если бы фестиваль приобрел такой же статус, как у Спивакова. Есть стоящие концертные площадки и в Омске, и в Перми, и в Казани, и в Нижнем Новгороде. Надо просто работать, вот и все! И мы стараемся и работаем.

МС: Получается несправедливо: в Москве трудно выбрать, а регионы малой доли того не имеют.

ВЛ: К сожалению, это так. Мы с Катей Мечетиной перед концертом, который был 5 декабря, специально полетели в Мурманск, чтобы московскую программу обкатать. Они были счастливы! Наш концерт был официальным открытием зала филармонии после ремонта – потрясающий зал на 560 мест, с отличной акустикой. Директор филармонии, замечательная женщина, все отлично организовала – был полный зал, и все были счастливы.

МС: А теперь рассказывайте, что нас ожидает в ближайшее время. Я имею в виду следующий фестиваль.

ВЛ: Да, третий фестиваль подходит к концу, и, наверное, 25-го после концерта мы спокойно сможем выдохнуть и приступить к более детальному обсуждению следующего фестиваля. Но мы точно останемся верны своему принципу: это обязательно будет оперный спектакль. Я очень бы хотел, чтобы в следующем году это была новая постановка, именно премьера спектакля.

«Фауст». Сцена из спектакля. Ильдар Абдразаков (Мефистофель), Ирина Лунгу (Маргарита), Василий Ладюк (Валентин)

МС: Именно постановка?

ВЛ: Именно постановка. Есть по этому вопросу сейчас сложности. Я не буду называть, что именно мы хотим поставить. Возможно, это будет новая постановка «Евгения Онегина» (возможно!).

МС: У меня даже есть Татьяна…

ВЛ: У меня есть почти все: начиная от режиссера, художника по костюмам и художника по свету. В этом проекте должны быть необыкновенные люди: например, такие как Вячеслав Окунев, Дамир Исмагилов, Иркин Габитов – это мой друг, кстати. Но на это нужно большое финансирование. И деньги надо искать.

МС: А Вы хотите поставить на базе Новой оперы?

ВЛ: Это мой родной театр! В Большой театр мы пока не зайдем, нам еще слишком мало лет. Я думаю, когда нам будет десять лет, то тогда мы сможем попробовать начать разговаривать с Большим (улыбается).

Если говорить про изюминку, то я очень надеюсь, что проект все-таки получится и мы сделаем один из эксклюзивных концертов: исполнение двух опер вместе с «Виртуозами Москвы» – оперу Чимароза и оперу Телемана. Вся прелесть в том, что в роли дирижеров выступают певцы – баритон и бас соответственно. Если это получится соединить (а это должно соединиться все в одном вечере), то это будет самый гениальный проект будущего фестиваля, потому что такого никогда никем здесь не делалось.

МС: Зачем это рассказываете? Вдруг кто-нибудь захочет то же самое сделать? Я название опер писать не буду! Вам кто-то все-таки помогает финансово?

ВЛ: На самом деле мы существуем волей случая. Как-то я принимал участие в одном концерте в зале Чайковского, после которого я познакомился с Нелли Юсуфовной Алекперовой. Она, очень тонкий и музыкально образованный человек, проработав около сорока лет в главной музыкальной редакции Гостелерадио заместителем главного редактора, сейчас возглавляет Благотворительный фонд «ЛУКОЙЛ». В общем, мы познакомились, и у меня получилось озвучить ей идею о том, что у нас есть уже второй фестиваль, но по-прежнему нет никакой поддержки. Мы ничего не просили у нее. Я просто сказал: «Нелли Юсуфовна, если Вам понравится и у Вас будет возможность, мы будем рады любой помощи». Она сказала вот эти слова: «Вы настолько меня поразили огнем своих глаз, тем, как Вы рассказываете о том, что Вы планируете, своим безумством, и все на голом энтузиазме… Я подумаю». Буквально в этот же день мы получили сообщение, что она поддержит фестиваль. Мы благодарны ей за ее помощь, без нее было бы значительно сложнее воплощать идеи в жизнь. Видимо, хорошие у нас идеи! Так вот, после какого-то концерта в ноябре она подошла и сказала: «Вы можете рассчитывать, я вас поддержу и в следующем году тоже». И сейчас мы всю эту историю, которую рисуем на бумаге, приносим ей и стараемся просто не быть заурядными.

МС: Судя по отсутствию билетов в кассах, Вам это удается! А Вы рассказываете слушателям о Вашей программе, о произведениях, которые в ней звучат?

ВЛ: Кстати, это очень хорошая идея: интерактива очень не хватает.

МС: Хоть фестиваль уже заканчивается, все же расскажите, что, на Ваш взгляд, было или будет самым интересным на нем?

ВЛ: Фестиваль «Опера Live» – прежде всего, фестиваль друзей! И все, кто в нем принимают участие, занимают частичку моего сердца. Первыми в этом году приняли участие наши прославленные музыканты и дирижеры Владимир Спиваков и Владимир Федосеев, с которыми меня на протяжении многих лет связывает профессиональная деятельность и настоящая дружба! Состоялся творческий союз с Екатериной Мечетиной, который был открытием для нас обоих и нашел теплый отклик у публики в потрясающем посвящении Сергею Рахманинову. Ну и, конечно, мировые звезды – бас Ильдар Абдразаков и сопрано Ирочка Лунгу, которые прилетят в Москву, для того чтобы нам вспомнить вместе о прекрасном времени, которое мы провели год назад в Турине на постановке оперы Ш. Гуно «Фауст». Именно этот состав завершит музыкальный фестиваль «Опера Live» и передаст эстафету в следующий год.

На этом фестивале всех превзошла Олеся Петрова, замечательное меццо-сопрано из Санкт-Петербурга, – она не только в очередной раз порадовала зрителей своим участием в фестивале, но даже умудрилась меня один раз заменить на концерте, когда я заболел и мне пришлось отменить свое участие в фестивальном исполнении «Песни о земле» Малера. Публика очень долго не могла понять в переполненном Светлановском зале ММДМ, как это вместо баритона Василия Ладюка будет петь меццо-сопрано Олеся Петрова? Очевидно, что не все знали, что Малер писал все свои циклы и вокальные произведения сразу для двух голосов. Буквально на днях, 10 декабря, грандиозно прошел «Реквием» Верди памяти Виктора Сергеевича Попова, где Олеся Петрова принимала участие. Я получил огромное количество сообщений в разных мессенджерах о том, какая она великолепная певица. А ведь у нее на самом деле не все так удачно складывалось – она прослушалась в Мариинском театре, и ее не взяли! И волей случая, участвуя в концерте мини-фестиваля «Памяти Елены Образцовой» в Санкт-Петербурге, Ильдар Абдразаков организовал ей прослушивание, и буквально за одну неделю она стала солисткой Михайловского театра.

МС: Если подвести итоги 2016 года, о чем, кроме фестиваля, хотелось бы сказать?

ВЛ: Подводить итоги – это значит проводить некую черту под чем-то, что уже произошло. Мне больше нравится, окинув взглядом то, что было, смотреть с мечтами в будущее (улыбается). Каждый успех, любая победа – это ступень вверх к покорению вершины. Однако, я считаю, на следующий день должно приходить понимание, что нужно начинать все сначала, так как эта ступень снова превратилась в нулевую точку отсчета – и так до бесконечности! Мой дорогой и горячо любимый друг и учитель, прославленный музыкант и хормейстер Виктор Сергеевич Попов учил так: «Ты никогда не можешь быть удовлетворен своей работой на все сто процентов, так как только это произойдет – кончай жить и заказывай гроб: ты потерян для творчества». Всегда помню эти слова, которые, можно сказать, стали для меня неким девизом по жизни. Всегда должно быть сомнение и поиск – только тогда ты музыкант, который развивается и может быть интересен для публики.

МС: Как собираетесь встретить Новый год?

ВЛ: Новый год – это веселье, праздник и радость! Постараюсь найти время для всех тех своих друзей, с которыми я так редко встречаюсь за пределами театров и концертных площадок. Очень жду этого, так как если здоровье – это первое, что должно быть у человека, то дружба идет следом в этом списке… От всей души поздравляю всех с наступающим Новым годом! Здоровья, мира, радости, тепла, любви и счастья всем хочу пожелать! С Новым годом!

 

Беседу вела Ирина Ширинян

Фото из личного архива Василия Ладюка

Copyright Ширинян И.Г. © 2017. Условия использования материалов

Просмотров: 304