Узоры музыкой: как Чайковский использовал возможности оркестра для создания непревзойденных шедевров балета

John Snelson

Великий русский композитор был гением оркестровки во всех жанрах, но в балетах «Щелкунчик» и «Спящая красавица» он превзошел самого себя.

Щелкунчик и Спящая красавица Чайковского

Балерины Королевского балета в роли Снежинок, «Щелкунчик»

Инструменты в оркестре подобны краскам в палитре художника: их выбор и комбинация определяют общий настрой и тип созданного музыкального произведения. Сюжет и персонажи балетов Чайковского идеально подходят для творческого воссоздания как посредством цвета и красок, так и с помощью гармонии, ритма и мелодии. Умелое использование композитором музыкальной «палитры» делает созданные им образы еще более очаровывающими и привлекательными.

Арабский танец в «Щелкунчике» — идеальный пример того, как инструментовка позволяет музыке наиболее ясно выразить заложенные в ней идеи. Этот номер начинается мелодической линией у альтов и виолончелей, а затем вступает контрабас. Основная тема повторяется вновь и вновь по спирали, словно клубы дыма. Звучание струнных, например, несколько сдержанно, но выразительно, звук ровный, но отнюдь не лишен определенного эмоционального настроя. Вторая тема, порученная гобою, звучит немного вяло и повторяется по нисходящей несколько раз. Между переходами от одной темы, исполняемой духовым инструментом (кларнет или английский рожок), к другой Чайковский оставляет небольшие паузы. Главные темы произведения украшают флейты и бубен. Такой контраст тембров и тем позволяет на слух выделить каждую часть музыкального произведения и в то же время они соединены воедино и каждый фрагмент дополняет другой.

Различные тембры также могут соответствовать определенным персонажам. В третьем акте «Спящей красавицы» среди приглашенных сказочных гостей появляются Кот в Сапогах и Белая Кошечка. Они танцуют pas de deux, благодаря музыке зритель может понять характер персонажей. Всё начинается имитацией кошачьего мяу в исполнении гобоев и фаготов. Следующее затем тремоло, а также предваряющие его пиццикато, создает явное напряжение, витающее в воздухе. Pas de deux – это сцена погони одной кошки за другой, с прыжками и подергиванием усов и ушек. И все это сделано в форме танца.

В танце снежинок из «Щелкунчика» Чайковскому удалось передать посредством музыки, в том числе и идею непрерывного движения. В начале музыка передает слушателю ощущение легкости и вместе с тем даже некоторого беспокойства: стремительные пассажи флейт и пикколо перемежаются со звуками виолончелей. Как только снежинки начинают свой вальс, основная тема начинает звучать в исполнении детского хора, выступающего здесь в качестве самостоятельного музыкального инструмента (это, конечно, не поющие персонажи балета).

Использование всех инструментов в рамках одного музыкального фрагмента в балете – настоящий вызов, но даже в таких ситуациях Чайковскому удается сделать каждый инструмент (а не только оркестр в целом) особенным. Увертюра к «Щелкунчику» — пример того, как небольшое произведение может производить огромное впечатление. Петр Ильич использует струнные инструменты только с высоким «голосом», духовые также не берут низких нот, совсем нет виолончелей, контрабасов или тромбонов, подчеркивает высоту звука треугольник. Оркестр идеально передает дух и настроение путешествия в рождественский вечер.

Прелюдия к «Спящей красавице» построена совсем по другим принципам. Она наполнена музыкой, различными мотивами, инструментами: драматичная мелодия, периодически дополняемая духовыми. Не слышно лишь звук арфы: в этой достаточно громкой музыке её деликатному тембру не нашлось места. Однако чуть позднее в танце Феи лилий мы все же слышим арпеджио арфы на фоне струнных, перед тем как вступят флейты и кларнеты. Затем все скрипки, альты и виолончели продолжают вместе, Чайковский использует их так, словно они сливаются в одно соло. Кажется, к этому уже ничего нельзя прибавить, но тут вступают трубы! Прелюдия заканчивается торжественными фанфарами, на заднем плане слышны струнные, духовые и арфа. Потрясающая музыка, и как она отлична от той, которой прелюдия начиналась.

Будь то один инструмент, несколько или целый оркестр, Чайковский всегда знал, как использовать их потенциал по максимуму, чтобы оживить действо, привлечь внимание публики и обогатить восприятие сценического произведения.

 

Переводил: Марат Абзалов

Источник: roh.org.uk

 

Текст является переводом статьи, размещенной на сайте ROH. По договоренности с театром текст дается в точной редакции автора статьи, имя которого указано в тексте перевода. За все неточности и ошибки в тексте «Музыкальные сезоны» ответственности не несут.

Копирование запрещено.

Просмотров: 220