Танец «Жизель»: па-де-де второго действия

В этом невероятно напряженном па-де-де Жизель молит о прощении человека, из-за которого она умерла.

 

па-де-де в Жизель

Наталья Осипова и Карлос Акоста в балете «Жизель», Королевский Балет, 2014 © Билл Купер

В Королевском Балете «Жизель» идет в постановке Питера Райта, который постарался приблизить спектакль к первоначальному замыслу его создателей Коралли и Перро 1841 года. Спектакль наполнен сильными, бравурными танцами. Главная героиня в первом акте — воплощение юного энтузиазма, полная страсти показать свои блестящие па при любой возможности. Ее первое появление во втором акте – нечто великолепное и сильное, но это танец уже с другим настроением.

Также свое значение имеет танец Иллариона, которого Виллисы (призраки девушек, обманутых своими возлюбленными) во втором действии балета заставляют танцевать в таком изматывающем темпе, что он падает замертво. Эмоциональная же кульминация балета приходится на центральное па-де-де, поражающее своим спокойствием и статичностью. Жизель начинает танец, стоя на одной точке, что является полной противоположностью предшествующему накалу страстей.

Альберт приходит в лес на могилу Жизели почтить ее память. Он страдает от сознания своей вины, ведь обманутая им девушка покончила с собой. Но внезапно Альберт оказывается в ловушке бесплотных Виллис, духов брошенных девушек, изливающих свою месть на любого мужчину, который встречается им на пути, вынуждая его танцевать до изнеможения. Жизель, ввиду обстоятельств своей смерти, становится одной из них. Тем не менее, когда Мирта, Повелительница Виллис, приказывает Альберту начать свой последний танец, Жизель вступается за него. И хотя далее следует па-де-де, героиня начинает его одна.

Под мягкий аккомпанемент альта балерина поднимает правую ногу через девелоппе и поворачивается в арабеск – и все это в леденящем медленном темпе. Даже прыжок, мимолетный антраша катр, не дает ей сдвинуться с места, будто она в ловушке и не может из нее вырваться. Это очень символично – Жизель совершила самоубийство, поэтому не могла быть погребена по христианским обычаям. Ее сильное желание помочь Альберту заставляет ее отвернуться от Виллис, и теперь она совсем одна. Когда героиня обращается к рядам Виллис по обеим сторонам сцены, они холодно отвергают ее. Единственное, что ей остается, – вернуться в свою неосвященную могилу.

С вступлением деревянных духовых инструментов Альберт присоединяется к Жизели, поддерживая ее в печальных подъемах и поворотах, наполненных жалостью к судьбе брошенной им крестьянской девушки. Нежно заключая это адажио, Жизель утешающе кладет руку на плечо Альберта, – она прощает его, несмотря на то, что ее собственная судьба уже окончательно решена.

Когда па-де-де подходит к коде, Альберт вынужден начать свой последний танец. Но вмешательство Жизели позволило им задержаться до рассвета, с наступлением которого Виллисы отступили, растаяв в предрассветном сумраке. Он выживает только благодаря любви Жизели, верной ему даже после смерти. Когда занавес опускается, мы видим опустошенного своей виной Альберта — но героя, который мог бы вызвать наше сочувствие, уже нет.

Текст: Paul Kilbey

Перевод: Валентина Таратута

roh.org.uk

Копирование запрещено.

 

 

Просмотров: 4