Георгий Васильевич Свиридов «Патетическая оратория»

В 1958-1959 гг. Георгий Васильевич Свиридов создает ораторию на стихи Владимира Владимировича Маяковского. Такой замысел был «обречен на успех» в советскую эпоху с идеологической точки зрения, но применительно к музыкальной стороне он представлялся весьма дерзким. Если говорить о поэзии, которая менее всего располагает к созданию вокальной музыки – то в первую очередь вспоминается именно Маяковский с его «рубленным стихом». Создать мелодию, которая естественно легла бы на такой стих, очень сложно – сам Шостакович признавался, что у него это «как-то не получилось», хотя писать на стихи Маяковского он пытался. И вот в сторону этой поэзии обратил взор Свиридов.

Произведение получило заглавие «Патетическая оратория». Весьма интересно сопоставить ее с «Поэмой памяти Сергея Есенина», созданной несколькими годами раньше. Хотя в данном случае имя поэта и не вынесено в заголовок, личность поэта тоже присутствует в оратории, и тоже выражается его отношение к событиям эпохи – той же, в которую жил и творил Есенин. Но отношение это диаметрально противоположно. Для Есенина революционные события были катастрофой – Маяковский приветствует их, совершенно не жалея о гибнущем старом мире, представители которого показаны лишь в одном из номеров оратории и без особого сочувствия («Рассказ о бегстве генерала Врангеля»).

Если лирик Есенин был представлен у Свиридова тенором, то образ пламенного оратора Маяковского воплощает бас. Этот солист играет главную роль в оратории, меццо-сопрано, появляющееся лишь в одном номере («Здесь будет город-сад») – это скорее «голос из хора». Величественный образ поэта предстает на фоне колоссальной картины исторических событий, которая потребовала грандиозного исполнительского состава: большой – не менее ста шестидесяти человек – смешанный хор, большой симфонический оркестр с усиленной медной группой, два фортепиано и орган. Оратория написана «широкими мазками» – это монументальная фреска, где нет места самоуглубленности и тонким движениям души – перед слушателем предстают величественные фигуры, что вполне соответствует «плакатности» поэзии Маяковского. Композитор использовал несколько его произведений: «Хорошо!», «Последняя страничка гражданской войны», «Рассказ о Кузнецкострое и людях Кузнецка», «Разговор с товарищем Лениным» и «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче», но ни одно из них не вошло в ораторию полностью – композитор сам составил ее либретто, выбрав только те фрагменты, которые были необходимы ему.

Начинается «Патетическая оратория» весьма необычно – никакого оркестрового вступления, традиционного для этого жанра, солирующий бас сразу «обрушивает» на слушателя решительный речитатив-приказ: «Разворачивайтесь в марше!» В первом номере, который так и назван – «Марш» – господствует стихия речитатива, он так гармонично сочетается со стихом Маяковского, и речитатив этот подчиняется маршевому ритму. Картина революционного марша приобретает грандиозный – поистине космический масштаб в звучании органа, сопровождающего солиста («Видите, скучно звезд небу»). Черты будут появляться и в последующих частях оратории, представая в разных ипостасях: действие, гимн, апофеоз.

Во втором номере – «Рассказ о бегстве генерала Врангеля» – единственный раз в произведении представлен мир, разрушенный революцией. Мир этот показан с предельной объективностью – без сочувствия, без идеализации, но и без карикатурности. Эта объективность подчеркнута партией баса, который здесь скорее декламирует («рассказывает»), чем поет. Фоном к этому рассказу становится песнопение «Ныне отпущаеши», отрешенно исполняемое хором – своеобразное «отпевание» прошлого.

Номер третий – «Героям Перекопской битвы» – живописует победу революции, воспеваемую в гимнической мелодии, некоторыми чертами перекликающейся с массовыми песнями. С ним контрастно сопоставляется сосредоточенный монолог-размышление солиста – «Наша земля», но и здесь – в заключительных фразах – возникают интонации сурового речитатива-марша, напоминающие о первом номере.

Стихия речитации, организованной в маршевом ритме, господствует поначалу и в пятом номере – «Здесь будет город-сад», где повествование меццо-сопрано перемежается фразами хора от первого лица. Протяженная, широкая мелодия появляется к концу номера, живописуя грядущий триумф народа-созидателя. В номере шестом – «Разговор с товарищем Лениным» – широко развертывается мелодия солиста-баса, сочетающая напевность и декламационность. В финале-апофеозе – «Солнце и поэт» – возникает неожиданная для образности Маяковского, но такая типичная для Свиридова колокольность.

«Патетическая оратория» прозвучала впервые в Москве в 1959 г. Она стала репертуарным, впоследствии исполнялась под управлением Евгения Светланова, Владимира Федосеева, Кирилла Кондрашина, Вероники Дударовой, с участием Евгения Нестеренко, Александра Ведерникова. Свиридов за «Патетическую ораторию» удостоился Ленинской премии.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 211