Георгий Васильевич Свиридов. Кантата «Снег идет»

В своем вокальном и хоровом творчестве Георгий Васильевич Свиридов соприкоснулся с произведениями разных поэтов. Среди них Александр Сергеевич Пушкин, чье имя воспринимается как синоним русской поэзии – и шотландец Роберт Бёрнс, такие «музыкальные» поэты, как Александр Блок и Сергей Есенин – и Владимир Маяковский, чьи стихи не так-то легко ложатся на музыку… В числе поэтов, чьи творения становились источником вдохновения для Георгия Васильевича, был и Борис Пастернак. Свиридов стал одним из первых композиторов, обратившихся к творчеству этого поэта (музыковед Арнольд Сохор даже называет его «первооткрывателем» Пастернака среди композиторов). Самые первые романсы, вышедшие из-под пера начинающего композитора, были написаны именно на стихи Пастернака. Правда, впоследствии Свиридов оценил их более чем критически – настолько, что даже в список своих сочинений не счел нужным включить, однако сам факт их создания свидетельствует о том, что поэзия Пастернака вызывала у Свиридова немалый интерес, произведения поэта (в частности, роман «Доктор Живаго») неоднократно упоминаются в дневниках Свиридова, и было бы странно, если бы композитор не обратился к творчеству Пастернака в зрелые годы, будучи уже во всеоружии композиторского мастерства, и не создал бы шедевр, прочно вошедший в репертуар.

Это произошло в 1965 г., вскоре после того, как Свиридов завершил «Деревянную Русь». Он создает новую маленькую кантату – не просто маленькую, а самую маленькую в русской музыкальной литературе, она состоит всего лишь из трех номеров, в то время как в «Деревянной Руси», где главную роль играл солист, их было четыре. В этой форме, к которой возвращается Свиридов, заключено некое противоречие: кантата – произведение с участием хора – обычно предполагает весьма крупный масштаб, скромность – удел камерных жанров. Здесь же задействован хор – и женский, и детский, и оркестр, солистов нет вообще. Впрочем, трактовка хора весьма своеобразна – он может выступать не столько носителем мелодии (музыкальной мысли), сколько тембровым эффектом, и в этом тоже заключается диалектическое единство самого явления маленькой кантаты: скупыми средствами сказать многое, в нескольких штрихах воплотить глубочайший смысл.

Для своей маленькой кантаты Свиридов выбрал три стихотворения Пастернака. Одно из них – «Ночь» – было написано в 1956 г., другое – «Снег идет…» – в 1957 г. Когда поэт создал третье из этих стихотворений – «Душа» – остается неизвестным, поскольку оно не публиковалось в СССР и было найдено композитором в неком иностранном издании. Стихотворения эти объединены одной темой – человек и время. Образ времени возникает уже в первой части кантаты – «Снег идет», воплощаясь в бесконечно повторяющейся начальной фразе стихотворения («Снег идет, снег идет…»). В этот беспрестанный ход времени, ассоциируемый поэтом с падающим снегом, вплетаются и «цветы герани», и «черной лестницы ступени» – все эти детали человеческого мира, увиденного поэтическим взором. Этим величественным, размеренным движением насыщается оркестровая фактура – но не хоровая партия. Она, напротив, предельно статична, хор пропевает (точнее, интонирует) поэтический текст на одной ноте, затем – на другой, занимая подчиненное положение по отношению к оркестру: человек – не главный в этом мире беспрестанно идущего времени, он – в его власти, так же, как «оконный переплет» и другие неодушевленные предметы… Но этот образ неумолимо идущего времени не кажется страшным благодаря прозрачной оркестровой фактуре и светлому тембру женского хора (некоторые дирижеры задействуют в этом номере и детский хор, хотя композитор предполагал его участие только в заключительной части).

«Человеческий голос» выходит на первый план во втором номере – «Душа». Образ неумолимо идущего времени и здесь напоминает о себе некоторой монотонностью мелодии, но такого ярко выраженного движения, как в первом номере, здесь нет: оркестр поддерживает хоровую партию выдержанными звуками, создающими впечатление отрешенности, погруженности в собственные мысли. В отличие от первого номера, хор здесь играет главную роль, проводя широкую, выразительную мелодию, близкую по складу городскому романсу.

Третий номер – «Ночь» – одновременно и контрастирует обеим предыдущим частям маленькой кантаты, и родственен им. Подобно первому номеру, он наполнен движением – но более стремителен. Как и во втором номере, хор в нем на первом плане, но представлен он иначе. Стихотворение Пастернака поражает масштабностью образа – взгляд, брошенный с небес на мир, в котором и люди, и материки, и даже Млечный путь и небесные тела. Здесь же выражена главная мысль кантаты: «Ты вечности заложник, у времени в плену». И вот такая грандиозная картина мира воплощена в предельно простой, напоминающей детскую песенку мелодии, порученной детскому хору – глубокая философская мысль вложена в уста детей. Может быть, это детский взгляд на Вселенную, которому – в его чистоте – всегда открыта истина?

Маленькая кантата «Снег идет» впервые прозвучала в 1966 г. в Московской консерватории.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 44