И.Ф.Стравинский. Балет «Весна священная»

Стравинский Весна священная

Балет «Весна священная» был задуман И.Ф.Стравинским и С.Дягилевым после успешной премьеры «Жар-птицы», но работа над ним на некоторое время был отложена ради другого балета – «Петрушки». Но вот «Петрушка» завершен и поставлен, и композитор возвращается к этому замыслу.

Отправной точкой послужила картина древнего ритуала, представившаяся И.Ф.Стравинскому: мудрые старейшины наблюдают танец девушки, предназначенной в жертву богу весны. Рассказ об это привел в восторг художника Н.Рериха, немало картин которого было посвящено славянскому язычеству, художник и композитор вместе составили план будущего балета. Сюжета в обычном понимании – некой истории с персонажами – в балете, получившем заглавие «Весна священная», не было. Содержание его составляло пробуждение природы и праздник Священной весны, который устраивает в честь этого языческое племя. Ритуальные пляски, игры – все это неуклонно движется к высшей точке: жертвоприношению.

Картины славянской древности не раз возникали в творчестве русских композиторов – в особенности у Н.А.Римского-Корсакова с его языческими действами в «Снегурочке» и «Младе». С одной стороны, И.Ф.Стравинский следует по этому пути (не цитируя народных мелодий, но создавая нечто подобное им), с другой – его музыкальное видение языческой древности оказывается принципиально иным. В его подходе присутствует одновременно и обращение к современным ладогармоническим средствам, и своеобразная попытка воссоздать музыку языческих времен такой, какой она могла быть. Эти два направления находятся в диалектическом единстве: разве могла быть присуща музыке глубокой древности классическая тональная гармония и строгая квадратная структура? И в этом смысле полиладовые и политональные наложения в «Тайных играх девушек» или в «Играх двух городов», расширенная тоника в «Весеннем гадании» или гетерофонические переплетения фактурных линий во «Вступлении» – при всей своей современности, новаторстве для той эпохи, когда создавался балет – могут восприниматься как нечто архаичное, уводящее вглубь веков (и если в «языческом пантеизме Н.А.Римского-Корсакова слушатель-современник еще мог бы себя представить, то в «мире», предстающем в «Весне священной», современному человеку представить себя достаточно сложно).

Еще более архаичными кажутся краткие попевки-формулы, уходящие корнями в веснянки, колядки и даже свадебные песни. Эти попевки подвергаются развитию, «прорастая» из одного номера в другой, и придавая единство музыкальной ткани балета, движущейся к кульминациям – в заключительных номерах обеих его частей.

Важнейшим средством в «Весне священной становится ритм» – прихотливый, с трудом подчиняющийся делению на такты, требующий постоянной смены размеров.

Такая необычная музыка и хореографического решения требовала новаторского. В качестве хореографа С.Дягилев порекомендовал И.Ф.Стравинскому В.Нижинского. Хореография В.Нижинского ломала стереотипы так же, как и музыка И.Ф.Стравинского: локти, прижатые к телу, ноги, выворачиваемые носками внутрь, тяжелые прыжки, лишенные привычной балетной «полетности», асимметричность общей композиции – все это живописало картину первобытно-стихийного стремления соединиться с землей…

Такое произведение неизбежно должно было шокировать публику. Так оно и произошло: на премьере, состоявшейся в театре Елисейских полей в мае 1913 года, зрители кричали, свистели и прочими способами выражали свое неодобрение – спектакль обернулся скандалом. По воспоминаниям Ж.Кокто, «шум перешел в рукопашную», а некая изысканная пожилая аристократка возмущалась, что над нею впервые за шестьдесят лет посмели так издеваться…

Впрочем, хореография В.Нижинского не вызывала особого восторга и у самого И.Ф.Стравинского. По его мнению, то, что делали танцовщики на сцене, «часто не имело ничего общего с музыкой». Впоследствии композитор видел своей балет в постановке Л.Мясина в 1920 году. Эта хореографическая версия понравилась композитору больше, но показалась «слишком гимнастической и далькрозовской», чтобы удовлетворить его полностью. В дальнейшем Игорь Федорович признавался, что предпочитает концертное исполнение этого произведения. Но все-таки «Весна священная» – хотел того И.Ф.Стравинский или нет – оставалась балетом. Ее хореографические версии создавали М.Бежар, П.Бауш, С.Вальц, А.Прельжокаж, М.Эк, Э.Клюг.

Рождение «Весны священной» стало значительным событием – и музыкальным, и балетным. В 2013 году – в год столетия премьеры этого балета – был организован фестиваль «Век «Весны священной – век модернизма». В Швецарии – в Кларане, где И.Ф.Стравинский работал над музыкой балета, существует улица «Весны священной». Это сочинение вошло в число двадцати семи музыкальных произведений, записанных на золотой пластинке «Вояджера» – носителе информации, который в 1977 году человечество отправило за пределы Солнечной системы.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 230