И.Ф.Стравинский. Балет «Игра в карты»

И.Ф.Стравинский. Балет "Игра в карты"Последним балетом, который Игорь Федорович Стравинский написал в Европе, становится «Игра в карты», но премьера этого произведения состоялась в США. Сюжет балета соответствовал названию абсолютно точно – на сцене разыгрывалась партия в покер, балет даже подразделяется не на акты, как это бывает обычно в спектаклях, а на три «сдачи».

Само по себе обращение к теме азартной игры в искусстве новшеством назвать было нельзя – достаточно вспомнить «Пиковую даму», или «Игрока» Ф.М.Достоевского, или неоконченную повесть М.Ю.Лермонтова «Штосс». Но в данном случае темой произведения становится не то влияние, которое оказывает игра на судьбу и душу человека, а карточная игра со всеми азартными перипетиями ее как таковая. Сцена представляет собою игорный стол, который покрывает зеленое сукно. Присутствуют в балете и игроки-картежники – их трое, но располагаются они на краях балетной сцены, и «человеческими персонажами» их можно назвать лишь с большой долей условности: это ни личности, ни характеры, драматургическая функция у них лишь одна – играть, выигрывать и проигрывать.

Подлинными же действующими лицами балета становятся… карты: тузы и дамы, валеты и короли. Карты младшего значения представляются кордебалетом. Но главная роль во всех перипетиях игры присваивается Джокером. Поскольку этому персонажу присуща способность преображаться в какую-либо карту – причем любую, он вносит неразбериху и сумятицу, сплетая коварные интриги, включаясь в разнообразные комбинации. В первой «сдаче» игроку, у которого есть Джокер, все-таки не удается выиграть – он остается в равном счете с другим, хотя третий игрок проигрывает. Во время второй «сдачи» одержать победу над дамами Джокеру удается благодаря тому, что становится он тузом – и тогда игрок, который им владеет, тоже выигрывает. Особенно напряженной и азартной становится игра в третьей «сдаче»: «коалиция» из трех мастей, включая козырную – червей – в конечном итоге побивает Джокера, но в финале он вновь появляется на сцене: ведь игра бесконечна!

Выведение на балетную сцену не «живых» персонажей, а карт соотносимо с эстетикой карнавала, с таким театром, где действуют предельно условные персонажи-«маски». Впрочем, несмотря на такую предельную условность, И.Ф.Стравинский сам указывал на некоторые конкретные черты сюжета. Композитор утверждал, что если бы он счел нужным определить, где именно и когда разворачивается действие балета, то он указал бы «Баден-Баден романтической эпохи» – этот популярный европейский курорт. Чтобы картина оказалась полной, композитор даже предлагал вообразить, что откуда-то доносятся мелодии И.Штрауса и Дж.Россини – и этого композитора И.Ф.Стравинский действительно позволяет себе процитировать: в последних тактах неожиданно возникает маленький отрывок из оперы «Севильский цирюльник» (впрочем, это далеко не единственный комедийный штрих в балете). Немецкий колорит, о котором говорит И.Ф.Стравинский, ощущается в жанровой природе некоторых фрагментов – марш, отмеченный тяжеловесностью, вальс, появляющийся в музыке третьей сдачи. Но в общем плане музыкальный язык этого балетного произведения представляется остроумной мистификацией: если герои играют в карты (или карты играют сами собой и игроками?), то композитор ловко играет интонациями и характерными оборотами, вызывающими в памяти то Дж.Россини, то Й.Гайдна, то еще какое-нибудь хорошо знакомое явление европейской музыки.

Три «сдачи», не подразделяются на отдельные номера, вместе с тем, структура «Игры в карты» отличается четкостью и динамичностью. Каждая «сдача» открывается интродукцией в маршевом ритме (по словам автора, она заменяет собой традиционный возглас банкомета: «Новая игра – новое счастье!»). Тяжеловесные аккорды, тембр медных духовых, решительные ходы на квинту или кварту придают этой теме значительность и «важность», которая воспринимается как комический штрих: в эпоху барокко интрадами в таком духе открывались серьезные произведения – такие, как оперы или оратории, и с балетным спектаклем – да еще повествующим об игре – это никоим образом не соотносится. В структуре первой «сдачи» центральный эпизод появления Джокера обрамлен музыкальным материалом, связанным с образами иных карт. В построении второй «сдачи» вариациям четырех дам и их pas de quatre предшествует вступление и марш, а завершается сцена повторением марша и вторжением Джокера. Третья «сдача» складывается из нескольких развернутых разделов – вальса, тана джокера и grand pas.

Драматургия «Игры в карты» строится на сопоставлении двух музыкальных образных сфер – Джокера и других карт. Теме Джокера присуща скерциозность, он олицетворяет собою стихийность, противостоящую рациональному, строго регламентированному «миру» остальных карт. Впрочем, к этому же «миру» принадлежит и сам Джокер – поэтому глубокого контраста, непримиримого противостояния между двумя образными сферами в произведении нет.

Балет «Игра в карты» впервые был исполнен в апреле 1937 года в Нью-Йорке силами труппы «Американ балле». Поставил его Дж.Баланчин.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 218