Снегурочка-сопромат

В новосибирском театре «Старый дом» показали фантастическую оперу «Снегурочка»

Снегурочка

фото Фрола Подлесного

Вообще-то в «Старом доме» оперы идут не часто, а если быть точной, то это первое обращение одного из лучших сибирских театров к музыкальному жанру. Но основанный в 1933 году театр никогда не жил однообразной жизнью. Въехав в крошечное, похожее на кукольный замок здание бывшей школы, расположенной прямо на автодороге возле реки Обь, театр десятилетиями работал в гастрольном режиме – труппа колесила по области и за ее пределами.

Сегодняшнее имя театр приобрел в 1992, а заодно с ним и репутацию радикальной институции. Здесь начал работать В. Оренов, о театре заговорили. С 2011 «Старый дом» окончательно вышел из тени, когда инициировал проект «Дни итальянского театра в Новосибирске» в рамках Года Италии в России. Итогом стала постановка одного их трех хэдлайнеров итальянского театра сегодня – А. Лателла из STABILE/MOBILE – трилогии «Электра», «Орест», «Ифигения в Тавриде» по мотивам трагедий Еврипида. В 2014 прошла премьера документального спектакля «Элементарные частицы» по пьесе В. Дурненкова в постановке С. Александровского о жизни местного академгородка.

Следующим шагом директора театра А. Гореявчевой к кардинально новому стал заказ партитуры «Снегурочки» питерскому композитору А. Маноцкову. Работа проходила в режиме «мастерской» – музыка создавалась вместе с артистами на репетициях. Поставила спектакль главный режиссер театра Г. Пьянова. Режиссером по пластике стал О.

Жуковский. Декорации «выстроил» А. Болкунов, костюмы – от Е. Турчаниновой. «Снегурочка» идет без антракта около 90 минут и включает помимо увертюры семь картин, порядок которых соответствует сюжету одноименной пьесы А. Островского, только вместо слов здесь звуки, жесты, движение, немая пантомима и говорящие грим и костюмы.

Снегурочка

фото Фрола Подлесного

Увертюра к «Снегурочке» совпадает с первым выходом оркестра берендеев. Страшные и ужасные персоны с говорящими именами – Курилка, Лель, Купава, Брусило, Бобыль, Бобылиха, Радушка, Малуша и др. – выстраиваются в шеренгу на авансцене, чтобы внести лепту своего музыкального инструмента в общую канву замогильной песни о жизни без солнца. Апокалиптические девы и юноши с бледными лицами бренчат на черных инструментах – скрипке, гитаре, свистульке, губной гармошке, дудочке, баночке с бусинами, тазике, жестяной кружке и хрустящем полиэтиленовом пакетике. У каждого берендея свое глухое соло, за которым как тень «следует» жуткое тутти в виде узора гримас, топота каблуков по дереву, кивков и хлопков. Доморощенные музыкальные инструменты и прочие подручные материалы помогают этим людям гармонизировать свою жизнь. Берендеи тщательно готовятся к масленице, надеются проводить зиму и разбудить солнце, которое к ним не приходило 15 лет. Они таскают на спине здоровенные доски, пытаются совершить другие «геракловы подвиги», вплоть до высекания огня с помощью экспериментов с оптикой. Но славянский Ярила – не греческий бог Аполлон, которого можно было разжалобить плясами игривых мальчиков. Вариация вальяжного, облаченного в шотландскую юбочку Леля (Тимофей Мамлин) в духе «Послеполуденного отдыха фавна» и его проникновенная игра на дудочке оставляет дикого бога равнодушным.

Снегурочка в Новосибирске

фото Фрола Подлесного

Далее народец продолжает копошиться в темноте – Купава милуется с Мизгирем, их страстное свидание проходит в буквальном смысле на вертикально стоящей металлической решетке. Внезапно в мир берендеев врывается Снегурочка (Н. Авдеева), посланница из «прекрасного далека», которая прибилась к людям в надежде встретить любовь. Она существует в иной гармонической системе, ее инструмент – голос. Пение девы сводит с ума как мужчин, так и женщин, включая царя Берендея. Царь (А. Григорьев), загримированный под известного политика, деяния и речи которого транслируют все новостные каналы страны, являет себя большим ценителем искусства. Его выход сопровождает красная дорожка и будто с неба спустившийся рояль, который он немедленно «дегустирует» пафосным «дин-дон». Вдохновленные новой государственной линией граждане выбрасывают свои музыкальные бусики и тазики, крушат скрипки и гитары, девки надевают лабутены с кровавыми подошвами. На празднике Ярилы все подданные царя должны найти себе пару и немедленно жениться и размножиться, чтобы угодить высшим силам. Но любовные песни берендеев больше не хотят складываться в гармоничную линию, вместо материаловедческих соло и тутти мы слышим лишь скотское мычание и блеянье: гармонию подкупить нельзя. Солнце появляется в итоге, но не вследствие проведения в жизнь новой семейной политики, а как приз за Снегурочку, которая дарит свою любовь Мизгирю и тает. Душераздирающая сцена – на девушку надевают белоснежный подвенечный наряд из войлока и раскрашивают нарядным гримом, укладывают рядом с женихом на деревянный помост-ложе, а когда приходят на утро посмотреть, что сталось, Снегурочки уж нет.

Снегурочка

фото Фрола Подлесного

Любопытно, что эта «Снегурочка» попадает в определенный контекст. В театре «Красный факел» Т. Кулябин поставил «Три сестры» для глухонемых, где артисты доносят до зрителей весь текст пьесы, не произнеся не слова. У него получилась своеобразная пантомимная партитура, где слова буквально изображены шумами, понятной мимикой, вибрацией, которую рождают звуки, не имеющие права самостоятельно звучать. Теперь у чеховских трех сестер появилась четвертая, которая не рвется в Москву, но хочет попытаться найти счастье там, где ей выпало быть.

 

 

 

 

Просмотров: 66