Роберт Шуман. Соната № 1 фа-диез минор

Соната № 1 ШуманаНад фортепианной Сонатой № 1 фа-диез минор Роберт Шуман работал в 1833-1835 г. Это произведение было очень дорого композитору: «На ней много следов пролитой когда-то крови». О том, какая это могла быть «кровь», с какими дорогими сердцу страницами личной жизни автора связывалось произведение, весьма красноречиво свидетельствует посвящение. Шуман посвятил сонату Кларе Вик, но не от собственного имени, а от имени двух вымышленных персонажей, являвших собою его alter ego – Флорестана и Эвзебия. Такое посвящение не только говорит о чувствах, владевших автором при создании произведения, но и намекает на воплощение в нем двух образных стихий. Сила чувств в сонате поистине поражает воображение – творческой фантазии автора словно становится тесно в рамках сложившихся классических традиций сонатного цикла, и он смело раздвигает эти рамки.

Первая часть этой четырехчастной сонаты – Introduzione. Allegro vivace – написана, соответственно традициям, в сонатной форме, но открывает ее весьма развернутая Интродукция. Это не вступление к основной части сонатного аллегро, а вполне самостоятельный раздел, обладающий своим собственным образным строем и драматургией. Написанная в трехчастной форме, она настолько масштабна, что могла бы быть самостоятельной фортепианной пьесой. Уже в Интродукции противопоставляются друг другу два контрастных начала, о которых композитор «заявляет» в посвящении. Она основана на двух темах. Первая из них типично «флорестановская» – взволнованная, страстная. Характер ее определяет начальный квинтовый мотив, играющий немалую роль в последующем развитии. Оттенок героического драматизма, присущий этой теме, заставляет вспомнить о творениях Людвига ван Бетховена, но романтические волнообразные фигурации являют собою типичную черту шумановского композиторского «почерка». «Стихия Эвзебия» предстает во второй теме Интродукции – лиричной, певучей, исключительно трогательной и нежной.

Женщина, которой посвящена соната, «присутствует» в ней в виде главной партии – она основана на мелодии пьесы, которую создала Клара Вик. Она входит в число «Четырех характеристических пьес» и именуется «Балет привидений. Фантастическая сцена». Ей присущ характерный ритм испанского танца фанданго, но он придает мелодии не столько танцевальность, сколько тревожность и беспокойство. В ее развитии то и дело мелькает квинтовый мотив из первой темы Интродукции. Во втором проведении тема предстает в ином облике, становясь ласковой и печальной. Между двумя проведениями главной партии возникает новая тема с интонациями страстной, патетической речи. Завершает экспозицию идиллическая ля-мажорная побочная партия, своим спокойствием оттеняющая тревожность предшествующего музыкального материала. Беспокойное движение возобновляется в разработке. В высшей точке первого ее этапа возникает тема из Интродукции, звучащая теперь сумрачно и печально. Второй этап развития приводит к отчаянно-призывным аккордовым «возгласам». В репризе побочная партия лишается своей роли «островка спокойствия» в «бушующем море» страстей – излагаемая теперь в миноре, она становится выражением глубочайшей печали. Завершается первая часть мрачными отзвуками квинтового мотива.

Вторая часть – Aria – прекраснейший образец задушевной шумановской лирики. Вокальная природа ее первой темы не случайна – композитор позаимствовал ее из песни «К Анне» на стихи Юстиниуса Кернера (произведение это было создано восемнадцатилетним композитором в 1828 г. и входило в юношескую тетрадь песен, которые ни разу не издавались при жизни Шумана). Песенную природу имеет и тема среднего раздела. Эти темы излагаются в разных регистрах, которые в данном случае ассоциируются с различными голосами: первая тема словно поручена сопрано, а вторая – баритону. Немалую роль в выразительном мелодическом развитии играет секундовый мотив. Законченность формы второй части, которая – как и Интермеццо из первой – могла бы восприниматься как самостоятельная пьеса, сближает сонату с циклом миниатюр.

Третья часть – Scherzo e Intermezzo – это скерцо, погружающее в карнавальную стихию, столь любимую Шуманом: мелькают образы – гротескные, фантастические, иронические. Основной теме присущ энергичный и ликующий характер. Необычно выстроен средний раздел: наряду с обычным для скерцо трио – исключительно грациозным и мягким – композитор вводит еще один эпизод, интермеццо в духе горделивого полонеза. Реприза повторяется дважды, и между двумя проведениями темы возникает выразительный инструментальный речитатив.

Карнавальная стихия господствует и в финале, превышающем по масштабу любую из предшествующих частей и сочетающем в своей форме черты рондо и сонаты без разработки. Праздничная бравурность сменяется возбужденными «возгласами», широкая кантилена – причудливыми фигурациями. В коде возникают элементы тем из первой и третьей частей.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 17