Роберт Шуман «Карнавал»

Цикл фортепианных миниатюр «Карнавал», созданный в 1835 г., стал наиболее известным произведением Роберта Шумана для фортепиано – и самым типичным, в котором получили предельное выражение многие характерные черты его творчества. В 1837 г. композитор написал очерк «Отчет Жанкири из Аугсбурга о последнем художественно-историческом бале редактора». И хотя этот очерк написан по прошествии двух лет после создания «Карнавала», их образная общность очевидна: редактор «Новой музыкальной газеты», желая представить музыкальные новинки, дает бал, на котором происходят забавные стычки между давидсбюндлерами и филистерами. Таким образом, «Карнавал» оказывается музыкальным произведением с публицистической направленностью, что было весьма необычно.

В форме «Карнавала» сочетаются разные принципы. С одной стороны, это сюита, состоящая из двадцати пьес. Каждая из них отличается яркой характерностью, образностью, но пьесы эти предельно кратки – настолько, что существовать вне цикла они не могут (в то время как в обычной сюите каждая из частей более или менее обособлена, здесь же не все пьесы устойчиво завершаются). С другой стороны, композиция цикла основывается на принципе вариационности – Шуман сам подчеркнул этот момент, предпослав «Карнавалу» подзаголовок «Маленькие сцены, написанные на четыре ноты». Эти ноты имеют внемузыкальное происхождение. Они представляют собой звуковое изложение буквосочетания ASCH – названия родного города Эрнестины фон Фриккен (девушки, с которой Шуман некоторое время был обручен, отчаявшись одержать победу в борьбе за Клару Вик), кроме того, три буквы – SCH – это начало фамилии самого композитора. Это слово мелодически «расшифровывается» Шуманом в двух вариантах: ля-бемоль – до – си (As – C – H) и ля – ми-бемоль – до – си (A – Es – C – H). Эта краткая музыкальная формула появляется в «Карнавале» не только в виде многочисленных вариаций, но и в первозданном виде – но цикл не открывается ею, как это обычно бывает с темой вариаций.

«Карнавал» отличается поистине театральной, почти зримой образностью. Цикл обрамляется двумя «массовыми сценами» – «Преамбулой» и «Маршем давидсбюндлеров против филистимлян». Одни пьесы создают музыкальную обстановку действия («Благородный вальс», «Немецкий вальс»), живописуют события, происходящие на балу («Реплика», «Признательность», «Признание», «Прогулка», «Пауза»), но большинство пьес являют собою портретные зарисовки. Среди них – традиционные маски итальянской комедии («Пьеро», «Арлекин», «Панталоне и Коломбина»), яркая, но безымянная «Кокетка», а также давидсбюндлеры, к которым Шуман причисляет и великих композиторов («Шопен», «Паганини»), и свои alter ego («Эвзебий», «Флорестан»), а также Клару Вик и Эрнестину фон Фриккен, выведенных под именами «Киарина» и «Эстрелла». Особое место занимают «Танцующие буквы» и «Сфинксы» – в них наиболее явственно выступает тематическое зерно цикла – пьеса «Сфинксы», где это звукосочетание изложено в чистом виде.

Для воплощения каждого образа Шуман находит особые приемы. «Преамбула» с ее аккордовой фактурой и пунктирным ритмом производит впечатление торжественности, но темповое обозначение ее – не просто Maestoso, а Quasi maestoso – «Как бы величественно» (можно вспомнить, что очерк о «бале редактора» написан под псевдонимом Жанкири – «Жан, который смеется») – и это подтверждается последующим «набеганием» голосов и столкновением ритмов. Пьеро охарактеризован «блуждающим» мелодическим движением, которому «отвечают» упрямые повторы, образ Арлекина воплощается в причудливых «прыжках», охватывающих разные регистры. Интонационно близка к этой пьесе «Кокетка», но завершения фраз в ней отличаются большей мягкостью. «Панталоне и Коломбина» – небольшое скерцо. Энергичный ритм «Флорестана» противопоставлен плавной, текучей мелодии «Эвзебия». Образы Киарины и Эстреллы представлены в вальсах – задушевном, близком к образу Эвзебия, и пылком, с ярко выраженным «флорестановским» началом.

Как и следовало ожидать, музыкальные «портреты» Паганини и Шопена являют собою воспроизведение характерных черт стиля этих композиторов и исполнителей. «Дьявольский скрипач» Паганини предстает в виртуозно-причудливых скачках, осложненных несовпадением акцентов, в стремительном, страстном движении. Лирическая пьеса «Шопен» по фактуре и характеру мелодии напоминает шопеновские ноктюрны.

В заключительной пьесе – «Марш давидсбюндлеров против филистимлян» – в комедийной форме представляется конфликт, ставший центральной темой не только «Карнавала», но и искусства романтизма вообще. Филистеры охарактеризованы «Гросфатером», изложенным с нарочитой грубоватостью, давидсбюндлеры – маршевой темой, перекликающейся с «Преамбулой».

При всей своей кажущейся калейдоскопичности, «Карнавал» отличается исключительной стройностью формы. Забота о ней заставила Шумана исключить некоторые пьесы. Эти миниатюры – Вальс, Романс и «Эльф» – были включены в сборник «Листки из альбома».

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 8