Роберт Шуман «Фантастические пьесы»

Фантастические образы характерны для искусства романтизма, не является исключением и творчество Роберта Шумана. Но фантастика в его произведениях преломляется по-особому – не столько обращение к легендам и сказкам, сколько собственная игра воображения, зачастую весьма причудливая. Именно такой смысл имеет заглавие фортепианного цикла «Фантастические пьесы», созданного в 1837 г.

Восемь фортепианных миниатюр, составляющих цикл, не являются вариациями на одну тему, как в «Симфонических этюдах», не вырастают из единого тематического зерна, как в «Карнавале». Каждая из пьес абсолютно самостоятельна и в тематическом отношении, и в области формы – до такой степени, что любую миниатюру можно изъять из цикла и исполнять отдельно (что и делается довольно часто). Объединяющим началом в «Фантастических пьесах» служит общность музыкально-стилистических приемов.

Пианистический стиль «Фантастических пьес» отмечен чертами, типичными для шумановской манеры. Здесь есть и хрупкость, прозрачность музыкальной ткани, и «тяжелые» аккорды, и причудливые фигурации. Все пласты фортепианной фактуры не только связаны неразрывно, но и пронизаны мелодическим началом – мелодия может и зарождаться в фигурациях, и даже «прятаться» в них.

В центре внимания композитора находится человеческий внутренний мир, движения души. Этому не противоречит даже тот факт, что программные заглавия некоторых пьес прямо отсылают к картинам природы («Вечером», «Ночью»), другие же намекают на литературную образность («Басня», «Причуда») или же на конкретную музыкально-жанровую природу («Последняя песня») – все это предстает через призму восприятия художника, в котором нетрудно узнать нервно-восприимчивую натуру самого Шумана. И потому не кажется странным, что с картинами природы соседствуют пьесы, чьи заглавия непосредственно связаны с душевной жизнью – эмоциями («Порыв»), мыслями («Отчего?»), особыми состояниями сознания («Сновидения»).

Самостоятельность каждой пьесы обусловила их достаточно развернутую форму – не столь миниатюрную, как в «Карнавале», им даже свойственна внутренняя контрастность. На принципе контрастности построен и цикл в целом.

В пьесе «Вечером» очень тонко переданы те неуловимые чувства, которые навевает умиротворенное созерцание вечерней природы. Дуоли в правой руке, сопровождающие размеренную мелодию с преобладанием поступенного движения, изложены таким образом, что в них вырисовываются очертания триолей, и добавление настоящих триолей в левой руке создает впечатление зыбкости и легкости. В противоположность этому, пьеса «Ночь» заполнена тревожными взлетающими и ниспадающими шестнадцатыми – эти «волны» не утихают даже в моменты кажущегося успокоения (тревожная ночь без сна). Близок к этой пьесе по образному строю «Порыв» – еще более страстный благодаря повторяющемуся «вопросу без ответа» в тяжелой аккордовой фактуре. Этим бурным чувствам противопоставляется причудливая фантастичность «Сновидений», тонкое остроумие «Причуды», сопоставление эпичности и стремительности в «Басне».

В «Последней песне», по словам самого композитора «звучат одновременно свадебные и похоронные звоны»: «В конце все разрешается веселой свадьбой, однако… вновь приходит тоска». Этим подтверждается некоторая автобиографичность «Фантастических пьес», которую можно рассматривать применительно не столько к конкретным событиям жизни, сколько к общему характеру мировосприятия Шумана – этот человек знал слишком хорошо, что счастье не бывает долгим.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 143