Роберт Шуман «Бабочки»

Цикл «Бабочки» – одно из первых изданных произведений Роберта Шумана – создан в 1831 г. Он являет собою первый образец сюиты сквозного строения, которая станет типичной для шумановского творчества. Заглавие произведения следует воспринимать метафорически – речь идет о мелькающих, как бабочки, пестрых карнавальных образах.

В письме к Людвигу Рельштабу Шуман прямо говорит о сюжетном источнике «Бабочек» – таковым является последняя глава романа Жан Поля «Озорные годы», который композитор называл «своего рода Библией». Его герои – братья-близнецы Вульт и Вальт – послужили образцом для давидсбюндлеров Флорестана и Эвзебия. В них Шуман мог – как в зеркале – видеть отражение собственной личности. Богатая духовная жизнь братьев противопоставляется филистерскому «болоту» городка Гаслау, где они живут. Вальт задумчив и мечтателен (по его образу и подобию был потом создан Эвзебий), Вульт страстен и импульсивен – как Флорестан. Вальт, будучи поэтом в душе, вынужден вести скучную жизнь юриста (профессия, которую мать пыталась навязать Шуману), Вульт покинул родительский дом в четырнадцать лет, чтобы стать странствующим музыкантом (Шуман тоже в конечном итоге взбунтовался против «благоразумия», чтобы избрать стезю музыканта). Оба брата влюблены в девушку Вину, и в последней главе, послужившей источником вдохновения при создании «Бабочек», любовная драма получает разрешение. На костюмированном балу, среди причудливого мелькания масок – дикарей и рыцарей, монахинь и разбойников – Вульт танцует с Виной, и танец кажется им высшей гармонией любящих душ. Наблюдая за ними, Вальт догадывается, что сердце Вины принадлежит не ему, но хочет услышать «приговор» из уст самой Вины. Обменявшись масками с братом, он танцует с девушкой – и слышит ее признание в любви, обращенное к его брату. На рассвете Вульт уходит, наигрывая на флейте, и Вальт, слыша удаляющиеся звуки флейты, доносящиеся с улицы, не подозревает, что вместе с этими звуками навсегда уходит его брат.

Цикл «Бабочки» не является прямым воплощением этого сюжета, но в нем передана его главная тема: восприятие тонко чувствующей, артистической натурой контрастов жизни, в которой причудливо смешивается высокое и низкое, комическое и серьезное, истинные лица и «маски». Произведение состоит из двенадцати номеров с интродукцией. В контрастном их чередовании возникает и чистая любовь Вины, и артистическая натура братьев, и мир филистеров, окружающий их.

Интродукция исполняется словно на одном дыхании, устремляясь к кульминационному звуку – она напоминает открытие занавеса перед сценой бала. Здесь возникает мелодический оборот, который в дальнейшем будет обеспечивать единство цикла. Способствует этому и возвращение в конце «Бабочек» мелодии первого номера – мечтательного вальса, воплощающего любовное упоение. Примечательно, что впоследствии эта мелодия появится в «Карнавале» в пьесе «Флорестан» – очевидно, для Шумана она была своеобразным «музыкальным автопортретом». Образ впечатлительной натуры подчеркивается тональным отклонением.

Если в первом номере был дан образ героя, в котором автор мог видеть себя, то несколько последующих номеров представляют картины карнавала. Второй номер с его бравурными пассажами живописует праздничную суету в блестящем зале. В третьем возникает сатирическая зарисовка маски «исполинского сапога» – старомодный немецкий вальс с небольшим каноном в последнем разделе. В легком и стремительном четвертом номере с его диссонансами и причудливыми акцентами, звучат шутки Арлекина. В пятом номере ритм полонеза возвращает к общей картине бала, но в горделивую тему вплетаются лирические подголоски, а акценты кажутся экстравагантными в своей остроте.

Внутренняя контрастность присуща шестому номеру: порывистая тема в миноре передает чувства героя, которым овладевает страстное желание вырвать у возлюбленной признание в чувствах к его брату. Этой выразительной теме противопоставляются легкомысленные и даже простоватые мелодии в мажорном ладу, в духе лендлеров.

Лиричный седьмой номер построен на двух темах. Одна из них песенная, другая – танцевальная, но обе они одинаково задушевны и несколько призрачны (этот образ можно сопоставить с «ангельской любовью» Вины). Восьмой номер являет собою немецкий вальс, близкий шубертовским вальсам. По свидетельству современника, Шуман забавлялся, исполняя эту пьесу перед друзьями и утверждая, что это вальс Шуберта; как правило, слушатели в это верили – к величайшей радости композитора.

В девятом номере выражению страсти и любовной тоски противопоставляется картина праздничной суеты. В десятом возвращается тема лендлера из шестого номера, который звучит теперь гораздо громче, с ним сопоставляется холодноватый, но задушевный медленный вальс. Одиннадцатый номер – горделивый полонез, еще более блестящий, чем пятый. В двенадцатом номере непосредственно сталкивается образ романтической мечты, воплощаемый темой вальса из первого номера, и «Гросфатер» – музыкальный символ филистерства. Мелодия вальса постепенно истаивает – как звуки флейты уходящего Вульта.

Композиционные принципы, впервые явившие себя в «Бабочках», получат развитие в других циклах Шумана. Сам композитор так охарактеризовал свое произведение: «Во время работы над «Бабочками» я явственно почувствовал, как у меня появляется самостоятельность, которая, тем не менее, большинством критиков ставилась мне в упрек».

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 112