Юрий Александрович Шапорин. Симфония-кантата «На поле Куликовом»

Александр Блок был кумиром молодых соотечественников в начале ХХ столетия. Не прошел мимо его творчества и Юрий Александрович Шапорин – он посещал все вечера, где читал поэт свои стихи. В 1918 г. Шапорин, которому было в то время всего двадцать лет, становится музыкальным руководителем Большого драматического театра, недавно созданного, а Блок был в этом театре председателем Директории. Общаясь с любимым поэтом, Шапорин ощущал себя «недостойным быть сопричастным этим разговорам», Блок же – по воспоминаниям композитора – с ним «разговаривал запросто».

Учитывая такую любовь Юрия Александровича к поэзии Блока, было бы удивительно, если бы она не получила воплощения в творчестве композитора. Идею подал инженер Крутиков – страстный любитель искусства, с которым композитор был хорошо знаком. Он порекомендовал Шапорину обратить внимание на стихотворный цикл «На поле Куликовом», который является частью более крупного цикла под заглавием «Родина». Это произведение, повествующее о переломном моменте в русской истории, увлекло Шапорина, однако не все его строки легко ложились на музыку, некоторых фрагментов композитор, по его словам, «не понимал», а чего-то даже не хватало – в частности, он хотел бы видеть в произведении хор татар и даже представлял, каким должен быть его метр. В 1919 г. после нескольких безуспешных попыток Юрий Александрович попросил Блока встретиться с ним. При встрече поэт внимательно выслушал все пожелания композитора и несколько дней спустя передал ему новые стихи.

Но, хотя у Шапорина теперь был текст, полностью его удовлетворявший, работа над произведением растянулась на долгие годы. В начале 1920-х гг. он создал лишь три фрагмента будущей кантаты – теноровую арию, ариозо сопрано и «Колыбельную». В 1927 г. их исполнили в Ленинграде. По прошествии восьми лет в интервью, опубликованном в газете «Литературный Ленинград», Юрий Александрович упоминает о «давнишнем долге» и высказывает намерение вернуться к работе над кантатой «На поле Куликовом». Композитор предполагал завершить произведение к следующему концертному сезону, но надежды не оправдались: замысел изменился, став более масштабным, и вновь композитор обнаружил, что стихов ему не хватает. К сожалению, Александра Блока уже давно не было в живых, поэтому Шапорину пришлось обратиться к другому поэту – Михаилу Леонидовичу Лозинскому. Он написал недостающие фрагменты стихотворного текста, в которых нуждался композитор, более того – следуя советам Лозинского, Шапорин внес некоторые изменения в готовый музыкальный материал. И, наконец, в 1938 г. кантата была завершена.

«На поле Куликовом» – произведение с необычным жанровым определением: симфония-кантата. Симфоническая драматургия основывается на системе лейтмотивов. Примечательно, что музыкальная характеристика русских основывается на песенных мелодиях с элементами подголосочной полифонии, а татар – на мелодиях инструментальной природы и речитативно-декламационных (в этом можно усмотреть связь с традициями Михаила Ивановича Глинки, который в «Жизни за царя» тоже противопоставлял вокальным мелодиям русских иную жанровую природу музыкальной характеристики вражеского стана).

Грандиозное эпическое полотно открывается Прологом, в котором участвуют хор, дающий фон действия в виде проникновенной «пейзажной зарисовки» (картина бескрайней степи), и солист-баритон, представляющий Дмитрия Донского. В следующем за ним первом номере – лирической «Каватине невесты» – представлен трогательный образ русской девушки: мягкие очертания мелодии, прозрачная оркестровка. Переменный лад связан не только с национальной природой этой мелодии, но и с эмоциональными нюансами.

Второй номер – «В ночь, когда Мамай залег с ордою» – показывает русских воинов накануне битвы. Здесь применена форма рондо-сонаты, в которой эпизод воплощает образ русских женщин. В третьем номере – ариозо – вновь появляется Дмитрий Донской.

В четвертом номере – «Балладе витязя» – дан многогранный портрет русского воина. В теме с вариациями воплощается и мужество, и беспокойство, и предчувствие битвы, и уверенность в грядущей победе.

Пятый номер – хор татар и картина битвы, которая решена в форме развернутого сонатного аллегро. Обе темы экспозиции – угловатая и стремительная – воплощают образ врага, но они лишены какой-либо этнографичности – это свирепая, грозная сила. Темы, воплощающие образ русского воинства, появляются лишь в разработке, они позаимствованы из баллады витязя. Эти темы, постепенно оттесняющие обороты татарских тем, развиваются в виде диалога солиста-тенора и хора. Реприза отличается от экспозиции только тональным планом, но темы русского воинства торжествуют в коде.

Хоровой шестой номер – «Колыбельная» – проникновенное выражение всенародного горя. Ему противопоставляется номер седьмой – радостный «Хор вестников».

В эпилоге используется материал пролога и второго номера, но он подвергается трансформации: исчезают тревожные и печальные интонации, музыкальные образы становятся необычайно величественными.

Симфония-кантата «На поле Куликовом» впервые прозвучала в Москве в 1939 г.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 150