Серж Лифарь

(1905-1986)

 

Серж ЛифарьСерж Лифарь родился и вырос в Киеве. Его карьера началась в 16 лет, когда он впервые увидел классический танец на сцене. Балет для него стал осознанным выбором, и его не смущали трудности, поджидавшие на пути. Бронислава Нижинская, увидев его впервые, вылила на него ушат холодной воды, назвав его «неперспективным».

Серж, очарованный классическим танцем, упорно тренировался под руководством Екатерины Гельцер и добился хороших результатов.

В России полыхала Гражданская война и Серж отправился пытать счастье в Париж. Его целью был «Русский балет» Сергея Дягилева. Поездка, овеянная впоследствии легендами, выдалась на редкость опасной. Говорили, что Лифарь на границе был ранен, что он въехал в страну нелегально и что у него не было за душой и копейки.

Встретившись с Дягилевым, Лифарь убедил его в своей компетентности. Сергей Дягилев, обладавший потрясающим нюхом на талант, решил дать Сержу шанс. Но прежде чем выпускать его на сцену, он отправил его учиться к Энрико Чеккети, который преподавал в солнечной Италии.

Сергей Дягилев, разглядев потенциал молодого танцовщика, сделал все, чтобы Серж Лифарь стал первым танцовщиком Европы. Но перед этим Серж стал первым танцовщиком Сергея Дягилева. Его пластика, благородство, артистизм гипнотизировали публику. Те, кто видели балеты с его участием, считали, что в Серже воплотилась эстетика своего времени.

Серж Лифарь не только танцевал, но и сам ставил спектакли. Когда умер Дягилев, Серж занял место своего учителя. Он был и режиссером, и хореографом, и танцором.

Ренессанс балета, которым восхищались последние французские короли, стало делом всей его жизни. Балеты в те годы лишь обрамляли оперу и не считались самостоятельным направлением искусства, способным привлечь публику. Серж Лифарь раз и навсегда изменил такой порядок вещей.

Энтузиазм Сержа заряжал танцовщиков, которые составляли его труппу. Вместе они тренировались по нескольку часов в день и достигли невероятных успехов.

В качестве балетмейстера Серж поставил русскую народную сказку на музыку Стравинского. Его балеты всегда питались фольклором, мифами, религиозными сюжетами и поэзией. Балеты Лифаря были стилизованы, патетичны, он преследовал не только эстетические цели, но заставлял думать зрителей о величии человеческой души. Каждый танец был тщательно продуман, Серж прорабатывал движения не только солистов, но и участников кордебалета.

Балет «Икар», поставленный в 1935 году, стал новым словом в искусстве танца.

Критики захлебывались от восторга, превознося талант балетмейстера и танцора. Лифарь назвал свое направление неоклассицизмом.

Балеты: «Миражи», «Федра», «Ромео и Джульетта» — доказали всему миру, что его успех не был случайным.

Серж воплощал на сцене героев мифов и великих воинов прошлого: Александра Македонского, Энея, Вакха, Давида, Дон Жуана. В его постановках звучала как классическая, так и современная музыка. Декорации к его балетам создавали выдающиеся художники современности: Шагал, Бенуа, Бакст и даже Пикассо.

Природа одарила Сержа красивой внешностью и блестящим талантом. Его вдохновенный танец держал в напряжении огромный зал. Зрители, повинуясь его воле, испытывали злость, раздражение, гнев, любовь, зависть, дружбу, сочувствие.

Он был великолепным артистом, который извлек максимум из собственного тела и души, и мог проделать этот номер с любым танцовщиком. Зрители его боготворили, коллеги предано любили.

«Балетные среды», организованные Сержем, нашли своего зрителя. Балет «Прометей» с участием Ольги Спесивцевой, поставленный Сержем на музыку Бетховена, был бесподобен.

Лифарь работал над своей труппой, как скульптор, он делился своим опытом, неустанно учил, репетировал, добивался обратной реакции и бесконечно совершенствовал технику. Популярность Сержа Лифаря была так велика, что на парижских улицах нельзя было встретить мальчишки, которому было бы незнакомо его имя.

И хотя Сержу Лифарю было приятно видеть свое лицо на обложках журналов и слушать комплименты в свой адрес, в жизни он довольствовался малым. Деньги для него не были целью, они были средством. Излишек он тратил на помощь нуждающимся и на коллекцию предметов искусства, унаследованных от Дягилева.

Когда Париж оккупировали немцы, Лифарь как ни в чем не бывало продолжил работу. Его безразличие было продиктовано гуманистическими соображениями и неспособностью разобраться в политической ситуации. Серж, как и многие русские эмигранты, надеялся, что благодаря немцам он когда-нибудь сможет вернуться в Россию, а не в Советский Союз.

Позиция хореографа, наталкивающая на мысль о сотрудничестве с нацистами, вызвала лавину угроз со стороны Сопротивления. Серж был вынужден переехать в Монако. После войны все обвинения были сняты, и Лифарь вернулся в Париж, ставший ему домом.

После возвращения Серж продолжил ставить спектакли и создавать танцевальные коллективы, он даже составил курс истории и теории танца для Сорбонны и возглавил Университет танца. По материалам лекций он написал несколько книг о балете. Оценив его вклад в искусство, Академия изящных искусств предложила ему членство, а власти присвоили ему звание кавалера ордена Почетного легиона, правда уже после смерти. На 20-ти летний юбилей деятельности ему вручили престижную награду – «Золотую балетную туфельку».

Несмотря на плотный график, Серж после войны очень нуждался в деньгах. Чтобы свести концы с концами ему пришлось продать коллекцию, которую он так бережно хранил на протяжении всей жизни. Встреча с шведской графиней Лилианой Алефельд подарила ему долгожданную любовь и душевный покой. Графиня заботилась о своем супруге, не жалела для него денег и защищала его имя даже после кончины. Супруги счастливо жили в Швейцарии, пока рак не приговорил Сержа к смерти. Он был похоронен на своей второй родине, в Париже.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 124