Септима

«Пошел титулярный советник

И пьянствовал целую ночь»

– положение униженного и оскорбленного героя этого романса Александра Сергеевича Даргомыжского не казалось бы таким безнадежным, если бы в одной из музыкальных фраз не присутствовал отчаянный возглас: композитор заставляет певца «бросить» голос на целых семь ступеней вверх! Такой интервал называется септимой (от итальянского слова septima, что значит – «седьмая».

септимаСептима – интервал диссонирующий, то есть неблагозвучный, резкий. Примечательно, что таких интервалов в музыке немного: если не принимать во внимание составные интервалы, объем которых превышает октаву, таковых насчитывается всего три – тритон, септима и секунда, причем последние два неразрывно связаны друг с другом. Септима – обращение секунды (она образуется, если мы переносим нижний звук секунды на октаву вверх), и секунда точно так же обращается в септиму. Взаимосвязанные интервалы и звучат похоже – особенно в гармоническом звучании (то есть одновременно), остро и резко, но все же «эмоциональный смысл» их оказывается различным. Секунда – это «конфликт» двух соседних звуков, «пытающихся» слиться воедино, септима же – особенно большая – чуть-чуть не достигает абсолютного благозвучия октавы (все мы знаем, как обидно и «больно» бывает, когда что-то «почти удалось», но все-таки не удалось – сходную «боль» вызывает септима, она звучит «отчаянным криком»). Чуть мягче звучит малая септима, но и в ней ощущается изрядная напряженность. Резкость септимы усугубляется тем, что этот интервал довольно сложно и неудобно пропевать – и это ощущение «голосовой напряженности» сохраняется даже тогда, когда септиму не поют, а берут на инструменте.

6.46-7.17

Но, будучи диссонирующим интервалом, септима далеко не всегда звучит резко – для нее находится место и в возвышенной лирике, когда нужно выразить особую напряженность чувств. С нее начинается пленительная, светлая мелодия дуэта Аиды и Радамеса, завершающего оперу Джузеппе Верди «Аида» – никакой консонирующий интервал не мог бы передать значительность момента (ведь героям предстоит «проследовать в вечность»). В романсах Петра Ильича Чайковского ходы на септиму часто передают состояние грустного раздумья (например, в начале романса «Нет, только тот, кто знал»). Особая «музыкальная краска» – аккорды в диапазоне септимы, например, они создают красочный фон для нежной мелодии в романсе Эдварда Грига «Лебедь».

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 3