Камиль Сен-Санс «Карнавал животных»

Камиль Сен-Санс «Карнавал животных»Сюита Камиля Сен-Санса «Карнавал животных» примечательна во многих отношениях. Во-первых, она характеризует автора как человека, умеющего держать слово – правда, между обещанием написать такое произведение, данным ученикам школы Нидермайера молодым профессором, и написанием его прошло двадцать лет – но все же сюита была написана. Во-вторых, композитор предстает в нем как человек, способный на остроумие и хорошую шутку – достаточно обратить внимание хотя бы на необычное жанровое определение: «зоологическая фантазия». И наконец, это произведение-парадокс: автор так стеснялся его, что запретил исполнять и даже издавать, пока он жив – но впоследствии сюита стала наиболее известным из его произведений (даже далекие от академической музыки люди хотя бы раз слышали по крайней мере один номер из нее).

В 1886 г. виолончелист Шарль Лебук готовился дать концерт в честь Жирного вторника – праздника-карнавала, в западной традиции предшествующего Великому посту. В качестве сюрприза Сен-Санс преподнес ему пьесу для виолончели-соло под названием «Лебедь», которую музыкант блестяще исполнил на концерте, прославив и себя, и автора. Но то был лишь один из номеров сюиты – тринадцатый, всего она включала четырнадцать номеров. Они не велики по протяженности (есть даже такая пьеса, в которой всего лишь двадцать тактов), но исключительно ярки, что подчеркивается их контрастным сопоставлением. В оркестр включены такие колоритные инструменты, как стеклянная гармоника и ксилофон, но в целом он весьма скромен: каждая струнная группа (первые и вторые скрипки, альт, виолончель, контрабас) представлена лишь одним музыкантом, а из духовых задействованы только флейта, кларнет и флейта-пикколо. Интересно, что солируют практически все, даже контрабас, нет соло только у флейты-пикколо. С таким скромным составом сочетаются целых два фортепиано, которые тоже представлены в разных ипостасях – и как солисты, и как аккомпаниаторы.

Первый номер – «Интродукция и королевский марш львов» – включает два раздела. Интродукция словно «не может начаться» – струнные бесконечно интонируют восходящую секунду, взбираясь все выше, пока их не обрывает фортепианное глиссандо, и за этим следует «королевский марш», вобравший в себя все штампы торжественных маршей. Хроматические пассажи изображают рычание львов.

Во втором номере – «Курицы и петухи» – переклички фортепиано и скрипок, а затем альта и кларнета изображают кудахтанье.

Возможность демонстрировать свою блестящую технику во всей красе – правда, недолго – предоставляется пианисту в виртуозном третьем номере: «Антилопы – животные быстрые».

В противоположность антилопам, «Черепаха», представленная в четвертом номере, на редкость медленное животное – что не мешает ей попытаться станцевать канкан из «Орфея в аду» Жака Оффенбаха. Эту известную мелодию предельно медленно – действительно по-черепашьему – пропевают струнные под размеренный фортепианный аккомпанемент.

В номере пятом – «Слон» – тоже звучит известная танцевальная мелодия, на этот раз вальсовая («Балет сильфов» из «Осуждения Фауста» Гектора Берлиоза), а исполняет ее – «по-слоновьи» тяжело – солирующий контрабас.

В шестом номере – «Кенгуру» – вновь солируют пианисты. Их стаккато блестяще изображает прыгающих животных.

«Аквариум» в седьмом номере изображен «плещущимися» пассажами фортепиано и экзотическим звучанием стеклянной гармоники. Из струнных здесь не участвует контрабас, что делает картину подводного мира еще более изящной.

«Персонажа с длинными ушами» в номере восьмом автор не назвал прямо, но в свисте флейты в сочетании с нисходящим глиссандированием скрипки без труда узнается крик осла.

«Кукушку в глубине леса» изображает кларнет, интонирующий характерный звукоподражательный нисходящий ход на фоне фортепианных аккордов.

В номере десятом – «Птичнике» – солирует флейта, в виртуозный «щебет» которой вплетаются фортепианные трели и пассажи.

Номер одиннадцатый представляет весьма необычных «животных» – это «Пианисты». В отличие от «Антилоп», где они действительно представали виртуозами, здесь дана карикатура на музыкантов, гордых своей виртуозностью и бесконечно разыгрывающих одни и те же гаммообразные ходы.

Двенадцатый номер – «Ископаемые» – представляет отнюдь не динозавров, а «допотопные» образцы искусства – старинные французские песни и мотив из «Севильского цирюльника». Рефреном в этом «ископаемом» рондо становится тема из «Пляски смерти» самого Сен-Санса.

Тринадцатый номер – «Лебедь» – прекраснейшая кантилена, единственный серьезный номер в сюите и единственная ее часть, которую композитор позволил исполнять при своей жизни.

В четырнадцатом номере – Финале – участвуют все инструменты и возникают темы из разных номеров, перемежаясь темой в ритме канкана.

В соответствии с желанием автора, публичных исполнений «Карнавала животных» при его жизни не было – он звучал лишь в салонах и домах. Лишь в 1922 г. состоялась публичная премьера.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 455