«Секрет фирмы»: как оперные певцы заботятся о своих голосах.

Philippa Ratcliffe

В отличие от скрипачей или пианистов, инструмент вокалиста невозможно сложить после выступления, – о нем необходимо постоянно заботиться, чтобы держать себя в хорошей исполнительской форме.

Хуан Диего Флорес в роли Тонио в опере Г.Доницетти «Дочь полка» © Bill Cooper

Хуан Диего Флорес в роли Тонио в опере Г.Доницетти «Дочь полка» © Bill Cooper

Как оперные певцы воспроизводят звук?

Пение – более атлетическая, энергичная и элитарная форма речи. Голос – замечательный мистический инструмент, недоступный взгляду, поэтому все, на что певцам приходится полагаться, —  это звук и ощущение.

Источником звука являются крошечные, размером с ноготь голосовые связки. Они подключаются к  легким, как к питательному ресурсу, брюшная полость и диафрагма выполняют роль генератора. У женщин во время «говорения» голосовые связки колеблются около 220 раз в секунду, у мужчин – примерно 130 раз. Пение может увеличить этот показатель до тысячи. Далее, речевой тракт формирует звук – столб воздуха, проходящий через заднюю стенку носа, горло и язык, а также рот, губы и зубы. Звук, возникающий с помощью голосовых связок, складывается из всех видов гармоник и частот, которые могут быть подчеркнуты и наоборот смягчены в определенных местах голосового канала.

Некоторые люди генетически предрасположены к правильному пению, но можно достичь путем тренировок прекрасного звонкого голоса, обладающего чистотой и ясностью, — тех характеристик, которые зовутся певческой формантой.

Что делает оперного певца великим?

Сочетание генетических характеристик — размера гортани, вокальных связок и длины речевого тракта — и неуловимых, не-физических качеств: музыкальности, воображения, темперамента.

Как певец может заботиться о своем голосе?

Следить за степенью увлажненности горла. Голосовые связки, при колебании которых создается звук, нуждаются во влажной поверхности, и если смазки недостаточное количество, она становится вязкой. Когда голосовые связки соединяются вместе, они накладываются друг на друга, так что приходится увеличивать усилия, чтобы разомкнуть их обратно. При пении они постоянно находятся в соприкосновении друг с другом – то отталкиваясь, то вновь накладываясь одна на другую. Этот процесс можно сравнить с изматывающей ходьбой через ил.

Пение с болью в горле довольно опасно, но если простуда начинает проходить, я советую певцам подышать паром в течение часа, используя электрическую пароварку, чтобы удалить то, что осталось, и восстановить влажность. Но держитесь подальше от всего, что приводит к обезвоживанию – особенно ментола или противоотечных средств. Разогревающие и охлаждающие упражнения также важны. Если певец использовал свой голос, говоря высокими словами, в запрещенном регистре, желательно возвратить гортань и голосовые связки в нейтральное состояние, пропев нисходящие гаммы и трели в течение нескольких минут.

Джон Томлинсон: О том, как петь оперу  (перевод видеосюжета в конце текста) 

Кислотный рефлюкс – также широко распространенная проблема; даже простые испарения желудочного сока могут быть вредными: они содержат пепсин, пищеварительные ферменты, гортань имеет в своей структуре белок, поэтому нужно исключить ночной прием пищи, содержащей острые и кислые продукты.

В отличие от любых других инструментов, невозможно упаковать свой голос в футляр после того, как вы закончили петь – он всегда присутствует в вашей повседневной жизни, что налагает на себя определенную ответственность.

В моих клиниках мне приходится сталкиваться с людьми в кризисный период, особенно ужасный для профессиональных певцов: ведь это не просто их работа, а проявление индивидуальности. Однако, я всегда советую не тратить время в кризисе впустую, – это один из шансов изменить ситуацию к лучшему. Одно из последних личных впечатлений связано с наблюдением пристальной заботы, которую оказывает Лондонская Королевская Опера своим певцам. При встрече с ними, я обнаружила чрезвычайно малое количество проблем, что говорит о положительной стороне вклада в их будущее.

 

Джон Томлинсон: О том, как петь оперу  (перевод видеосюжета)

Давайте опять пригласим на сцену… Джон Томлинсон! Спасибо большое.

Одна вещь меня особенно поразила в этих мастер-классах: Вы сказали, что это просто, а потом дали двадцать или тридцать советов по поводу произношения, дыхания, тесситуры, подходу. Выходит, что это не так просто?

— Для меня это – как Бах. Это, конечно, моё предпочтение. Когда это хорошо, это как Бах в его простоте. Из тех фраз, которые мы сейчас репетировали, самые красивые – это самые простые, самые натуральные – это самые человечные. Но, как мы показали, они требуют силы, большого опыта, хорошо развитых мышц. Так что вся сила мышц направлена на извлечение самого простого и натурального звука.

 

И когда все эти элементы складываются, что, как Вы считаете, необходимо для блестящего пения Вагнера?

— Есть много аспектов и много требований. Совершенных певцов нет. В идеале вы должны прекрасно владеть языком, техникой пения, музыкальностью, иметь прекрасное театральное и актёрское мастерство, вступать во взаимоотношения с другими актёрами на сцене… Ваши уши всегда должны слышать. Так что вы не просто поёте ноты, а вы поёте ноты партии. Я знаю, это звучит, как что-то очевидное. Представим, что вы поёте партию Тристана: вы не просто поёте ноту в этой партии – эта нота должна быть созвучна с другими нотами. Вы не просто поёте си-бемоль, потому что это си-бемоль. Каждая си-бемоль разная. Не буду вдаваться в детали, но нота, которую вы поёте, должна гармонировать с другими нотами в партии. Это требует большой музыкальности.

 

Когда Вы осознали, что у Вас необыкновенный голос? Даже когда я сижу далеко и слышу немного, у меня всё равно бегут мурашки. У Вас необыкновенный голос! Когда Вы это поняли?

— Довольно рано, когда я был ещё подростком. Мои друзья в школе меня просветили. Мы тогда пели гимны на школьных линейках (не знаю, происходит ли такое сейчас), и все смотрели на меня с мыслью: боже, что это за шум?! Так что я сразу узнал. Мой дядя руководил хором, тётя играла на органе в церкви и давала мне уроки фортепиано, другая тётя давала мне уроки пения. Я был младшим в семье с пятью детьми, все пели под фортепиано каждый вечер. Я был самый маленький, так что надо было петь громче всех.

 

Давайте немного поговорим о тексте. То, с какой любовью Вы поёте и говорите по-немецки, играет очень большую роль, когда Вы на сцене. Как Вы смогли так хорошо овладеть немецким языком?

— Это многолетний опыт. Я хотел бы думать, что когда я пою по-английски, я чувствую так же, как когда я пою по-немецки. Когда я пою фразу, которая в обычном театре может быть сказана тихо и быстро, но композитор написал так, что она должна тянуться десять секунд, то я должен держать фразу – и это должно звучать естественно. Каждая гласная должна звучать естественно. Гласные не должны быть изменены. Естественность, простота и чистота очень важны, в том числе и в посыле голоса. Если вы поёте чистую гласную в гармонии с оркестром, ваш голос пронесётся по театру. Если вы не поёте гласные правильно, если вы не в гармонии с оркестром, звук потеряется. Все эти вещи взаимосвязаны. Опера поётся без микрофонов, так что это всё о естественном звуке.

 

Можно я спрошу о том, что Киф Уорнер сказал о «Кольце». Он сказал, что в постановке Вагнера нельзя говорить об успехе – скорее, о разных степенях провала. Так много всего в этих произведениях, что Вы можете только попробовать быть достойным их. Вы согласны?

— Нет, я не согласен. Наверное, он сказал это в момент отчаяния – сомнения режиссёра… Обычно он намного более оптимистичен. Как я говорил раньше, исполнение никогда не будет идеальным, но каждый год появляется много прекрасных постановок опер Вагнера в этом театре, в других театрах, на промсах  в этом году. Это можно сделать, и Киф Уорнер это делает. Так что не понимаю, о чём он.

 

Джон Томлинсон – спасибо за то, что были с нами сегодня. Аплодисменты, пожалуйста!

— Спасибо большое.

(консультант речевой и языковой терапии), roh.org.uk

Перевод — Анастасии Стрельниковой

 

Текст является переводом статьи, размещенной на сайте ROH. По договоренности с театром текст дается в точной редакции автора статьи, имя которого указано в тексте перевода. За все неточности и ошибки в тексте «Музыкальные сезоны» ответственности не несут.

Копирование запрещено

Просмотров: 1 793