Николай Андреевич Римский-Корсаков. Романсы

Николай Андреевич Римский-Корсаков. РомансыИмя Николая Андреевича Римского-Корсакова ассоциируется у широкой публики с чудесными сказочными операми и красочными симфоническими полотнами – романсы его известны гораздо меньше (в этом отношении его «опережают» такие композиторы, как Михаил Иванович Глинка, Александр Сергеевич Даргомыжский и товарищи Римского-Корсакова по «Могучей кучке» – Модест Петрович Мусоргский и Александр Порфирьевич Бородин). Между тем, первый композиторский опыт Римского-Корсакова был связан именно с жанром романса: в 1860 г. молодой курсант Морского корпуса сочинил «Выходи ко мне, синьора», что позднее определил как «что-то вроде баркаролы в псевдоитальянском стиле». Композитор вспомнил о нем более сорока лет спустя, находясь в Италии, и только тогда записал.

Может, это и был «подражательный вздор», как самокритично называл его композитор, но с подражания начинается любой творческий путь. В дальнейшем же Римский-Корсаков показал себя весьма самобытным автором вокальных миниатюр. В его романсах мы не встретим пламенных страстей или театральности, даже лирические излияния отличаются эмоциональной уравновешенностью и сдержанностью, в его камерно-вокальном творчестве господствует созерцательность и даже подчеркнутая интеллектуальность.

Самобытность вокального творчества Римского-Корсакова проявилась уже в ранних его вокальных миниатюрах, созданных в 1860-х годах. В то время он положил на музыку немало популярных стихотворений, к которым обращались многие композиторы – «На холмах Грузии» Александра Сергеевича Пушкина, «Ночевала тучка золотая» Михаила Юрьевича Лермонтова, «Ель и пальма» Генриха Гейне, «Ночь» Алексея Николаевича Плещеева, но сочинения эти имеют мало общего с русским бытовым романсом, а если композитор и подражает, то современной ему западноевропейской музыке (таковы «Свитезянка», романтическая баллада «Гонец»). Большое внимание уделяет композитор пейзажности – человек предстает в слиянии с природой, через образы которой преломляется его чувство.

Появляется в романсах 1860-х годов тема, которая всегда будет занимать Римского-Корсакова – Восток. Его пленительные образы воплощены в «Еврейской песне», «Восточном романсе», в романсах «Как небеса, твой взор блистает», «Встань, сойди! Давно денница».

В конце 1870-х и начале 1880-х гг. Римским-Корсаковым написано немного романсов – всего девять, они весьма различны между собою по стилю, и не все из них можно назвать шедеврами: «с чего-то написал» – так отзывался об этих романсах сам композитор. После 1883 г. он надолго оставляет камерно-вокальное творчество, что позволило Цезарю Кюи заметить в середине 1890-х годов, что к романсам у этого композитора «нет особого влечения». Впрочем, в 1897 году – примерно через год после этих слов – Римский-Корсаков возвращается к сочинению романсов и в короткий срок создает их два десятка. Он обращается к стихам разных поэтов – Алексея Толстого, Аполлона Майкова и других. В этот период композитор использует новый для него метод: мелодия должна следовать изгибам текста, но при этом оставаться «чисто вокальною, то есть становилась таковою в самом зарождении своем, сопровождаемая лишь намеками на гармонию». Композитор признает, что прежде при создании романсов он придерживался противоположного подхода – гармония у него предшествовала мелодии. Теперь он считает, что произведения, созданные по новому методу, являются настоящей вокальной музыкой. Именно так создаются лучшие его романсы – «Не ветер, вея с высоты», «О чем в тиши ночей», «Редеет облаков летучая гряда» и другие.

Камерно-вокальная сфера на протяжении всего творческого пути Римского-Корсакова была связана с оперой. В «Свитезянке» берут начало пленительные образы таких оперных героинь, как Панночка в «Майской ночи», Снегурочка, Волхова. Мелодия романса «Колыбельная» почти без изменений была включена в «Боярыню Веру Шелогу». Созданию «Царской невесты» и «Моцарта и Сальери» предшествовали десятки «эскизов» в виде романсов. Но иногда в романс проникают черты оперы: романс «Анчар» по форме и характеру напоминает ариозо, в нем даже присутствует лейтмотив – многократно проводимая тема, связанная с образом «древа смерти». Родство с оперным жанром настолько очевидно, что в 1906 г. композитор оркестровал этот романс, исполненный гражданского пафоса. Весьма близок к нему – и по содержанию, и по форме – романс на стихи Александра Сергеевича Пушкина «Пророк». Свободно развивающаяся мелодия с оттенком декламационности приходит к кульминации («Восстань, пророк!»), излагаемой в маршевом ритме.

Камерно-вокальный жанр не занял ведущего места в творчестве композитора, однако значение романсов его не сводится только к поиску новых путей для оперы. И на этом поприще Римский-Корсаков создавал подлинные шедевры.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 312