Николай Андреевич Римский-Корсаков. Испанское каприччо

Николай Андреевич Римский-Корсаков. Испанское каприччоВслед за блестящими увертюрами Михаила Ивановича Глинки, «испанскую тему» в русской музыке продолжил Николай Андреевич Римский-Корсаков. В отличие от Глинки, Испанию он не посещал никогда, и что именно послужило для него источником вдохновения при создании «Испанского каприччо», остается только догадываться. Известно только, что в 1886-1887 гг. он подробно изучил скрипичную технику, написал виртуозную пьесу на основе двух народных русских тем и вознамерился создать еще одно произведение для скрипки с оркестром – на сей раз на испанские темы. Но от этого замысла Николай Андреевич отказывается и отдает предпочтение чисто оркестровой пьесе. Реализацию этого замысла пришлось отложить: в 1887 г. после смерти Александра Порфирьевича Бородина Римский-Корсаков занимался оркестровкой «Князя Игоря», однако в середине лета он все же принимается за пьесу, названную «Испанским каприччо».

По его мысли, это должно было быть блестящее по колориту оркестровое произведение – так оно и вышло. Причем автор подчеркивал, что это не «блестяще оркестрованная пьеса», а именно оркестровое сочинение: тембры – не «украшение» для мелодий, а самая их сущность. Римский-Корсаков всегда был непревзойденным мастером оркестровки, но здесь его мастерство достигает апогея – любую из тем невозможно представить в каком-либо другом инструментальном изложении. Форма Испанского каприччо ближе всего к сюите, но пять частей, составляющих его, исполняются без перерыва – лишь первая часть отделяется от последующих генеральной паузой.

Первая часть – Альборада. Это жанр испанской народной инструментальной музыки, наигрыш на свирели или волынке (иногда в сопровождении ударных инструментов), которым пастухи приветствовали наступление утра. Композитор использует здесь подлинный испанский народный наигрыш, взятый им из сборника Инценги, причем цитирует он не только саму мелодию, но и характерный ритм сопровождения. Начинаясь в ярком, праздничном tutti, тема передается то одной инструментальной группе, то другой – и в конце концов «растворяется», затихая.

Вторая часть – Вариации – своим медленным темпом контрастирует стремительной Альбораде. В основе ее «Вечерний танец» – астурийская народная мелодия. Излагают ее трубы, а затем виолончели. В процессе варьирования тема не утрачивает своего пасторального характера, но приобретает новые оттенки – например, томность и страсть, связанные с тембром английского рожка. Как и в Альбораде, к концу Вариаций постепенно снижается звучность, и заканчиваются они изложением первозданного вида темы в сопровождении флейтовой каденции.

Третья часть – снова Альборада, и основана она на той же теме, что и первая, но в другой тональности, и оркестровка здесь тоже иная – еще более яркая. Эту часть Николай Андреевич Римский-Корсаков считал наиболее удачной. Правда, он весьма самокритично замечал, что медные духовые могут здесь заглушить деревянные, но достаточно внимательный дирижер вполне может этого не допустить.

Часть четвертая – «Сцена и песня гитаны» – тоже основана на народной теме, позаимствованной из сборника Инценги, в котором она именуется «Цыганской песней». Этому зажигательному танцу предшествует дробь малого барабана и целый ряд блестящих каденций различных инструментов – скрипки, флейты, кларнета и арфы.

Последняя часть Испанского каприччо – Астурийское фанданго – создает впечатление массового танца, в котором причудливо мелькают различные темы. В эту общую пляску вплетаются и две темы из «Сцены и песни гитаны», а кода основывается на теме Альборады. Возвращение тем из предыдущих частей в финале придает композиции каприччо особую цельность.

Испанское каприччо впервые прозвучало осенью 1887 г. под управлением автора в Санкт-Петербурге. Среди восхищенных слушателей был Петр Ильич Чайковский. На ленте венка, который преподнес он Николаю Андреевичу, было начертано: «Величайшему мастеру инструментовки от искреннего почитателя».

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 42