Сергей Васильевич Рахманинов. Кантата «Весна»

В начале ХХ столетия Сергей Васильевич Рахманинов переживает «новое рождение»: композитор преодолевает последствия душевного потрясения, связанные с провалом Первой симфонии в 1897 г., и возвращается к творчеству. Состояние, связанное с этим «духовным возрождением», воплощается в Концерте № 2 для фортепиано с оркестром, а после его успеха Рахманинов создает произведение в жанре кантаты, к которому прежде не обращался.

Источником вдохновения становится стихотворение Николая Некрасова «Зеленый шум». Сюжет несложен, его можно назвать традиционным: узнав об измене жены, муж жаждет мести, но затем отказывается от убийства и все прощает. Но эти события, а главное – переживания героя предстают в единстве с образами природы, которые становятся не просто фоном, а неотъемлемой частью действия. «Зима косматая» представляется соучастницей задуманного злодеяния: «Убей, убей изменницу!» – слышится в завываниях вьюги. Но приходит весна с ее торжеством любви и жизни – и тогда «слабеет дума лютая, нож валится из рук».

В стихотворении Некрасова изложение любовной драмы обрамляется описанием весеннего пробуждения природы, которое в народе называют «зеленым шумом». Этому соответствует структура кантаты, состоящая из трех разделов – соло баритона обрамляется оркестрово-хоровыми эпизодами, но репризность сочетается с развитием музыкального материала и цельностью композиции (разделы исполняются без перерыва). Произведение ближе к вокальной-хоровой поэме, чем к кантате.

В кантате проявились характерные черты стиля Рахманинова. Связь с народной песней очевидна, но проявляется она опосредованно: трихордовый мотив, проходящий через все произведение, не является прямой цитатой или стилизацией веснянки, но черты весенних закличек (в частности, энергичная восходящая кварта) очевидны. Черты народной русской музыки встречаются в хоровых эпизодах – например, на словах «Играючи расходится вдруг ветер верховой» возникает мелодия с плясовым ритмом.

Учитывая, какую роль играют в произведении картины природы, можно было бы ожидать обилия звукоизобразительных деталей, но у Рахманинова их роль невелика – композитор сосредотачивает внимание не на внешних приметах зимы и весны, а на душевном состоянии, ассоциирующемся с этими временами года. Но звукоизобразительные моменты все же встречаются в кантате. Например, в среднем разделе нисходящие хроматизмы скрипок звучат как завывание бури. В том же образном русле находятся трели альтов, пассажи деревянных духовых, движение по уменьшенному септаккорду у виолончелей, пение хора без слов, но содержание текста, излагаемого солистом («Убей, убей изменницу!») связывает все эти детали не столько с природным явлением, сколько с той бурей, которая сотрясает душу героя. Такому углубленному проникновению в человеческий душевный мир способствует и оркестровка: красочных деталей и ярких контрастов в ней не так уж много, смешанные тембры преобладают над чистыми, благодаря чему оркестровое звучание льется единым мощным потоком с меняющимися оттенками.

Средний раздел (сольный) противопоставляется крайним (хоровым) не только по исполнительскому составу: в нем преобладают минорные тональности, песенное начало сменяется декламационным. Напевно-декламационный склад партии баритона перекликается с операми композитора, в частности, с рассказом Старого цыгана из «Алеко», получит он претворение и в «Скупом рыцаре», созданном позднее. Отдельные предложения подчеркиваются отчаянными восклицаниями («Убить… так жаль сердечную!»).

Третий раздел не повторяет материал первого буквально – колорит становится еще более светлым благодаря сопоставлению множества мажорных тональностей, оживленным фигурациям. Лишь ненадолго («Слабеет дума лютая») напоминает о себе драматизм среднего раздела. В коде сначала у солиста, затем у хора провозглашаются в гимническом звучании некрасовские строки, выражающие главную мысль произведения – идею терпения и любви.

Для Рахманинова кантата «Весна» была прежде всего выражением чувств, связанных с его собственной судьбой, но современники усматривали в ней и нечто иное, большее. Начало века в России было отмечено ожиданием перемен, с которыми связывались большие надежды, жажда освобождения. Подобные мотивы светлых ожиданий, ассоциирующихся с природой, пробуждающейся и обновляющейся весной, звучат во многих литературных произведениях того времени – «Весенних мелодиях» Максима Горького, «Весенних обещаниях» Леонида Андреева. В таком же духе была воспринята современниками и «Весна» Рахманинова, исполненная впервые в марте 1902 г. в Москве под управлением Александра Зилоти. За это произведение композитор удостоился Глинкинской премии.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 131