С.С.Прокофьев. Опера «Игрок»

Прокофьев Игрок

Роман Ф.М.Достоевского «Игрок», сочетающей в себе черты обличительной комедии нравов и психологической драмы, увлекал Сергея Сергеевича Прокофьева еще в юности – он казался композитору более живым и ярким, чем прочие произведения писателя. В 1913 году он впервые задумывается об этом романе как о подходящей основе для оперы – ему кажется безмерно увлекательным изобразить на сцене «рулетку, толпу и страшный азарт». В 1914 году он упоминает об этом в беседе с С.Дягилевым – но тот особого интереса к такой идее не проявил. Но позднее дирижер А.Коутс предложил композитору написать оперу – и С.С.Прокофьев приступил к реализации своего замысла.

Либретто оперы «Игрок» написал сам композитор. Первоначально опера мыслилась трехактной, но друг С.С.Прокофьева – литератор Б.Демчинский – посоветовал разделить заключительный акт на два действия, а также помог переработать сцену игры в рулетку, за что композитор был ему очень благодарен.

Опера «Игрок» интересна еще и тем, что она стала первым оперным воплощением творчества Ф.М.Достоевского. Алексей, главный герой ее – как это часто бывало у Ф.М.Достоевского, как это было и в «Маддалене» (предыдущей опере С.С.Прокофьева) – это человек, чья душа разрываема противоречиями. Этот трагический разлад проходит по двум линиям. Во-первых, это «любовь-ненависть» – парадоксальные отношения Алексея с Полиной, знающей о его чувствах и третирующей его, толкающей к ситуациям, бессмысленным в своей конфликтности.

Вторая конфликтная линия – это «игра-жизнь». Игра – это не только рулетка, это понятие, соотносимое с судьбой. Многие персонажи оперы – Маркиз, Генерал, Бланш – всецело связаны с миром Игры, являясь, по сути дела, ее «ликами». Сама Игра-Судьба персонифицируется в образе Директора (действующего лица, которого не было у Ф.М.Достоевского) – который произносит «приговор» Алексею: «Теперь он не уйдет. Он обречен».

В таком «нечеловеческом мире» нет места традиционным оперным формам – завершенным ариозным, хоровым и ансамблевым номерам. В «Игроке» господствует сквозное развитие, основывающееся на декламации, основная форма – это диалог, причем не только между персонажами – в своеобразный «диалог» вступают вокальные партии с оркестром, который то аккомпанирует им, то дополняет психологические характеристики выразительными штрихами.

Опера насыщена мгновенными перепадами эмоциональных состояний, которые выражаются в смене типов интонационности, подчеркнутых ремарками композитора. Наиболее значительную – и трагическую – трансформацию претерпевает партия Алексея: начинаясь с эмоционально выразительной музыкальной декламации, она постепенно переходит к карикатурным «гротескным маскам» – эти интонации герой «усваивает», взаимодействуя с их носителями, представляющими «мир Игры».

Истинной квинтэссенцией мира Игры и падения героя становится сцена игры в рулетку: возбужденные, «наскакивающие» друг на друга реплики в конечном итоге сливаются в единый хор, прославляющий игрока: теперь пути назад для Алексея нет, Игрок побудил в нем человека, и в заключительной сцене он будет повторять в полубреду – «Двадцать раз подряд вышла красная!», забыв о женщине, которая так много значила для него.

С.С.Прокофьев завершил оперу «Игрок» в 1916 году, и уже в тот год дирекция Мариинского театра включила произведение в список опер, возможность постановки которых рассматривалась – наряду с такими признанными шедеврами, как «Пиковая дама» и «Аида». Правда, к тому времени опера была завершена лишь в клавире, оркестровку композитор закончил только в 1917 году. Возникает препятствие за препятствием – сначала вдова Ф.М.Достоевского заявляет об авторских правах на сюжет. Конфликт с нею был улажен самим С.С.Прокофьевым, но после Февральской революции не стало субсидий на искусство, что поставило под угрозу многие проекты – постановку «Игрока», в том числе. Когда же в 1918 году С.С.Прокофьев уезжает из России, постановка его оперы на родине тем более становится делом трудноосуществимым – несмотря на все усилия режиссера В.Мейерхольда. Когда композитор находился в США, дирижер Чикагской оперы К.Кампанини высказал намерение поставить оперу «Игрок», но осуществить этот замысел не удалось, так как партитура осталась в России.

В 1927 году – по прошествии десятилетия после создания «Игрока» – С.С.Прокофьев принимает решение о переработке произведения. По его словам, это стало «полным пересочинением» при сохранении плана и главного материала. В.Мейерхольд предполагал поставить эту вторую редакцию «Игрока» в Ленинграде, но этим планам не суждено было осуществиться, и мировая премьера состоялась в Брюссле, в театре «Ла Монне» в апреле 1929 года, по-французски – и имела большой успех. «Родные вороны проворонили премьеру», – с горечью констатировал С.С.Прокофьев. Первое исполнение оперы в России – концертное – состоялось лишь в 1963 году, а первая постановка – в 1974.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 446