C.С.Прокофьев. Балет «Блудный сын»

C.С.Прокофьев. Балет «Блудный сын»Идея создания балета «Блудный сын» принадлежала С.Дягилеву и его секретарю Б.Кохно. Трудно сказать, чем руководствовались они, обратив взоры на библейскую притчу – можно лишь предположить, что история сына, оставившего отчий дом, могла быть близка эмигрантской среде. Так или иначе, в октябре 1928 года С.Дягилев предложил Сергею Сергеевичу Прокофьеву написать музыку для балетного спектакля на сюжет притчи из Евангелия.

Балет должен был представлять собою драматическое представление притчи – жанра, абстрактного по своей природе («человек некий…»). Это потребовало внесения в библейских сюжет конкретных деталей – в спектакле появляются новые персонажи: собутыльники, девушки, два друга Блудного сына, уходящие из дома вместе с ним, соблазнительница Сирена… Не появился в балете один персонаж, присутствующий в библейской притче – послушный брат Блудного сына, ревнующий отца к нему – вместо этого у героя здесь есть две сестры.

Так уж сложилось, что рождение балета «Блудный сын» происходило в атмосфере конфликтов. Импресарио и композитор не сразу смогли прийти к такому соглашению о гонораре, которое устроило бы обе стороны. Б.Кохно, взявшегося за создание либретто, С.С.Прокофьев недолюбливал – к тому же, сочинение продвигалось настолько быстро, что композитор написал большую часть музыки уже в ноябре. Когда же он наконец получил от Б.Кохно сценарий, оказалось, что замыслу композитора он не соответствует – и С.С.Прокофьев его вернул. Впоследствии такая ситуация породила вопрос – можно ли считать Б.Кохно либреттистом этого балета или нет. Вопрос этот решался по-разному – например, при премьерной постановке фамилия Б.Кохно упоминалась, а при издании клавира – нет…

Впрочем, это было только начало. Истинные конфликты разворачивались уже после того, как Сергей Сергеевич полностью закончил партитуру, посвятил которую С.Дягилеву – произошло это в конце 1928 г. За постановку балета принимается Дж.Баланчин. То, что делает он, С.С.Прокофьева не устраивает совершенно. Вспоминая впоследствии об этой ситуации, балетмейстер называл композитора «отсталым человеком». Пожалуй, применительно к С.С.Прокофьеву подобное суждение кажется излишне резким и даже несправедливым – вероятнее всего, Дж.Баланчин и С.С.Прокофьев попросту не поняли друг друга. Еще в самом начале работы над произведением С.Дягилев просил композитора «написать попроще» – в противоположность пьесам С.С.Прокофьева для фортепиано, которые он считал «суховатыми». По этому пути и пошел композитор, стремясь к созданию произведения, реалистичного в своей эмоциональности. Такой же реалистичной представлялась ему и постановка («чтобы сидели бородатые мужчины и пили настоящее вино», – так говорит об этом Дж.Баланчин). Балетмейстер же, услышавший в музыке С.С.Прокофьева «модерн», старался создавать в таком ключе и хореографию. Композитору же его хореография казалась непристойной (особенно во второй картине), что совершенно не соответствовало, по мнению автора музыки, библейскому сюжету: «Кохно с Баланчивадзе ничего, кроме неприличных жестов, придумать не могли», – возмущался С.С.Прокофьев. Композитору пришлось, однако же, смириться с хореографическим решением Дж.Баланчина, поскольку на сторону балетмейстера встал С.Дягилев. К тому же, он отклонил часть созданного С.Прокофьевым музыкального материала. Впрочем, не все в труппе С.Дягилева разделяли мнение руководителя. Например, режиссеру С.Григорьеву было жаль, что балет ставил Дж.Баланчин с его чисто интеллектуальным подходом, которому недоставало эмоциональности, а не М.Фокин

Заглавную роль в премьерном спектакле, состоялся который на сцене Театра Сары Бернар в конце мая 1929 года, исполнял С.Лифарь – и с ним связано еще одно осложнение: танцовщик отказывался идти в театр в день спектакля, утверждая, что не понимает, какого исполнения роли ожидает от него С.Дягилев. Он появился в театре лишь в последние минуты, когда срыв премьеры уже представлялся неизбежным.

Несмотря на такое мучительное рождение, балет «Блудный сын» был представлен с огромным успехом. С.Лифарь был убежден, что от провала спектакль спасла исключительно его драматическая игра – может быть, это и было преувеличением, но нельзя не верить другим словам танцовщика: «Я играл себя, свою жизнь».

Балет «Блудный сын» во многих отношениях стал последним: то был последний балет, написанный С.С.Прокофьевым для труппы С.Дягилева, последний балет, поставленный в этой труппе Дж.Баланчиным, последняя партия С.Лифаря, исполненная в составе этой труппы… Три месяца спустя после этого спектакля уходит из жизни С.Дягилев.

В последующие годы балет ставился в Эссене, Сиднее, Риме, в 1950 г. в Нью-Йорке его возобновил Дж.Баланчин с труппой New York City Ballet, и впоследствии произведение появлялось в репертуаре этой труппы не раз, одним из исполнителей центральной партии был М.Барышников. В СССР балет впервые был поставлен в 1973 году в Таллине, а год спустя – в Театре им. С.М.Кирова.

История «Блудного сына» имела и другое продолжение. Еще в процессе работы над музыкой С.С.Прокофьев заметил, что некоторые темы могли бы получить симфоническое воплощение, и развил в таком виде ряд тем из четвертого номера балета – так родилась первая часть Четвертой симфонии С.С.Прокофьева. В других же ее частях композитор использовал отвергнутый С.Дягилевым музыкальный материал.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 169