Привет из 1913 года. «Аида» в Арена ди Верона.

Aida1

Foto ENNEVI

Могут ли представления одной оперы на одной сценической площадке достигнуть фантастической цифры 650? Нет, это совершенно невозможно, воскликнет читатель и будет неправ. Когда речь идет об Арена ди Верона, самой фантастической, самой популярной и самой раскрученной оперной площадке под открытым небом, возможно все.  В нынешнем году количество представлений «египетской» оперы Джузеппе Верди «Аида» достигнет немыслимой цифры 650! Если Арена – символ Вероны, то «Аида»  —  символ Арены. Эти три понятия давно превратились в коллективном сознании в нечто неразрывное. Проскандированные слова Верона – Арена – «Аида», в каждом из которых три слога, нечто вроде песенки, звучащей в голове туриста. «Аидой» открылся в 1913 году первый фестиваль в древнем амфитеатре, «Аиду» больше всего прокатывают и по сей день, «Аида» собирает самое большое количество зрителей: пятнадцать тысяч в «зале» под открытым небом – отнюдь не редкость.

Aida3

Foto ENNEVI

Вердиевский бестселлер в Арене насчитывает множество постановок: их отсчет идет с далекого 1913 года, когда великому тенору Джованни Дзенателло пришла в голову идея превратить памятник древнеримской цивилизации в летнюю театральную площадку. Лично автору, например, очень нравилась «Аида» в постановке Пьера Луиджи Пицци, особенностью которой была серебряно-кобальтовая цветовая гамма (премьера 1999 года). В году 2002 ее сменила кичевая золотая «Аида» Франко Дзеффирелли, в которой, как часто случается, когда флорентийский режиссер ставит спектакли в Арене, огромные массы утомительно маршировали справа налево и слева направо. Последующее «издание», принадлежало телевизионному режиссеру Джампьетро Солари (2007 год) и было попросту чудовищно. К всеобщему облегчению, его быстренько похоронили.

Aida4

Foto ENNEVI

На опусе имени Солари злоключения «египетской» оперы Маэстро из Буссето не кончились. В 2013 году на постановку «Аиды» была приглашена каталонская театральная группа «La Fura dels Baus», которая организовала на огромном сценическом пространстве сущий бедлам, отодвинувший божественную музыку «Аиды» на последний план. На фоне Прелюдии люди в касках размонтировали древнеегипетский барельеф,  во втором акте на сцене надувались песочные дюны, а танцы были заменены театром теней. В сцене триумфа доминировали механические звери, в поэтическом третьем действии внимание публики назойливо отвлекалось на мимов в крокодильей коже. Звери, звери и звери… . Помимо беспорядочного бедлама каталонская группа почему-то уделила особое внимание обитателям зоопарка! Автор признается, что не смогла высидеть эту «Аиду» до конца и, подобно многим зрителям, сбежала, не дождавшись заключительного действия.

AidaAmonsro

Foto ENNEVI

Все попытки прочтения «Аиды» пережила версия в костюмах и декорациях, восстановленных по эскизам и фотографиям 1913 года. Некогда автор считала ее невыносимо архаичной и начисто лишенной динамики, но после более двадцати лет, проведенных в Арена ди Верона ей пришлось признать свою неправоту: если в спектакле участвуют хорошие или хотя бы достойные певцы, пышное зрелище функционирует и доставляет удовольствие публике, абсолютное большинство которой составляют туристы со всего света.

Реконструкция «Аиды» 1913 года подписана именем Джанфранко Де Бозио, который в течение многих лет был интендантом Арена ди Верона. В его распоряжении были отдельные документы, касающиеся первого акта, эскизы второй картины четвертого и всего лишь одна фотография сцены триумфа во втором. Кое-что имелось в архиве инженера Эудженио Морандо, в свое время бывшего ассистентом сценографа Этторе Фаджуоли. Вот так, при наличии малого количества материала, родилась сценическая версия «Аиды», восходящая ко времени первого фестиваля, конечно, не постановка 1913 года, но фантазия на тему, какой она могла бы быть. Первая версия этой «Аиды» была представлена в Вероне в 1982 году и была усовершенствована при участии архитектора Ринальдо Оливьери в девяностые годы. С тех пор «историческая» «Аида» не сходит с подмостков Арена ди Верона.

AidaBallo

Foto ENNEVI

Восстановленные декорации представляют собой полный набор египетских элементов, то есть колонны, пальмы, статуи, сфинксы, не считая аксессуаров, виденных много раз, как-то: пальмовые ветви, опахала, штандарты. Костюмы могут украсить стройную фигуру, но на артистах и артистках со слишком пышными формами выглядят попросту чудовищно. Работа Де Бозио не что иное, как тщательная инсценировка либретто (маститый постановщик заявляет, что он опирался на документ, написанный самим Верди для режиссера, который в то время назывался direttore di scena, начальник сцены; он был опубликован издательством Рикорди в 1872 году). К последним корректировкам Де Бозио (касающимся сценографии) относятся смещение колонн в третьем действии из центра вправо, дабы сделать более впечатляющим прибытие Амнерис со свитой в храм на берегу Нила и восстановление огромного «покрывала» над храмом в заключительном акте, предусмотренного Фаджуоли. «Покрывало» божественно красиво и делает сцену незабываемой. Конечно, спектакль может похвалиться огромным количеством людей на сцене (хор, миманс, балет), не обходится без ползущего пара и шести живых лошадей – к восторгу маленьких и взрослых! Танцы, поставленные Сюзанной Эгри много лет назад, все еще способны доставить огромное удовольствие.

 

AidaFinale

Foto ENNEVI

Любимое народом зрелище прокатывается в Арене множество раз и обеспечено несколькими составами певцов, среди которых, в соответствии с нынешней ситуацией, основную часть составляют крепкие профессионалы. Ваше сердце может быть и не забьется от сладкого волнения, но некоторые певцы достойны самого искреннего уважения.

За китайской сопрано Гуй Ге в партии Аиды несомненно нужно признать пальму первенства  —  эта певица, не наделенная незабываемым голосом, сильна вокальной выносливостью, большой музыкальностью, тонкостью оттенков. Когда-то казалось, что она не слишком сильна с актерской точки зрения, но за последние годы китайская певица выросла и ныне являет настоящий «цветок Нила», Аиду женственную, нежную, сильную, жертвенную. Гуй Ге настоящая гарантия успеха старинного спектакля.

Под стать ей венгерское меццо-сопрано Илдико Комлоси, превосходная вокальная «машина». Ее голос крепок, ровен, в меру бархатен, в меру обольстителен. По ходу спектакля Комлоси набирает силу и ее дуэт с Радамесом и особенно сцена суда – самые пылающие, самые волнительные эпизоды аренианской «Аиды».

AidaHuiHe

Foto ENNEVI

Еще одна гарантия успеха вечного зрелища  —  Амброджо Маэстри в роли Амонасро. Баритон-гигант из Павии уже давно слился с величественной, авторитарной и дикой фигурой эфиопского царя. Большая карьера и большое количество спетых спектаклей, кажется, не оставляют следа на его вокале, который славится крепостью и отсутствием технических проблем.

С Радамесом автору не повезло: взамен заявленного поначалу Юсифа Айвазова, от которого коллеги-журналисты были в единодушном восторге, ей попался хорошо знакомый тенор из Тревизо Вальтер Фраккаро. Некогда это был превосходно натренированный, хотя и начисто лишенный обаяния тенор, на который театры могли стопроцентно положиться (автор помнит его Ричарда в премьерном «Бале-маскараде» в Арена ди Верона 1998 года). Ныне от вокального блеска мало что осталось, голос расшатан, хрупок и скучноват, хотя певец все еще «тянет» коварную партию. Персонаж, бледный у Верди, и вовсе не вырисовывается.

 

 

AidaKomlosi

Foto ENNEVI

Рафал Сивек – превосходный со всех точек зрения Рамфис и Карло Чиньи недурной царь Египта.

Как часто случается, мало что можно сказать о дирижировании Юлиана Коватчева, к которому подходит нейтральное определение корректного тактирования. Как всегда превосходный хор Арена ди Верона, подготовленный Вито Ломбардо,  заслуживает слов восхищения, любви и благодарности.

Многолетняя практика посещения Арены доказывает, что лучше получить привет из 1913 года, чем присутствовать при неудачных экспериментах наших современников, часто граничащих с издевательством над Владычицей Оперой.

 

Верона

Просмотров: 89