Премьера балета «Пер Гюнт» Джона Ноймайера в Большом театре

Пер ГюнтТворение норвежского драматурга Генрика Ибсена – драма «Пер Гюнт» – привлекала внимание многих театральных режиссеров, композиторов, кинематографистов – ведь хотя они и считается воплощением норвежского духа, нравственные проблемы, поднимаемые в ней, близки всем народам. Одним из воплощений ее стал балет Джона Ноймайера, премьера которого состоялась в 1989 году.

Ибсеновская драма очаровала балетмейстера еще в бытность студентом. Его привлекла ее философская глубина, вечная тема поиска человеком своего места в мире. Дж. Ноймайер сравнивает это произведение с вагнеровским «Кольцом Нибелунга» – ведь и то, и другое основывается на германской мифологии. Вторая редакция балета была создана двадцать шесть лет спустя после первой, что наглядно свидетельствует о том, насколько важным стало для балетмейстера это произведение, как долго вызревал замысел. Немалую роль в создании второй версии сыграла балерина Алина Кожокара.

Музыку к балету написал Альфред Шнитке. Дж. Ноймайер и раньше создавал балеты на музыку этого композитора – «Трамвай «Желание», «Отелло» – и был уверен, что именно А. Шнитке сумеет передать всю сложность и многоплановость ибсеновского творения. Так оно и произошло: музыка балета идеально выражает беспокойную натуру Пера и доходит временами до крика отчаяния.

Полностью воплотить произведение на балетной сцене было нелегко. Наиболее близким к литературному первоисточнику стал первый акт, во второй же остается воплощением идеи странствий героя в поисках себя – путешествия, приводящего к безумию. В третьем действии Пер сталкивается со своими alter egos и встречается с верной Сольвейг, чтобы соединиться с нею в финальном «Бесконечном Adagio» – в вечности.

Балет насыщен символами. Начинается действие в полной тишине – и только в момент появления главного героя начинает звучать музыка. Противоречивый характер Пера раскрывает присутствие и взаимоотношение четырех его alter egos – Честолюбия, Сомнения, Невинности и Провидца, в первой редакции подобных аллегорических персонажей было еще больше – семь. Alter egos сопровождают героя на протяжении всего действия, рождаясь вместе с ним. Роли трех женщин – Ингрид, Анитры и Зеленой – исполняет одна танцовщица, что подчеркивает их «безликость», искусственность отношений героя с ними, их незначительную роль в его жизни. Им противопоставляется Сольвейг – единственная женщина, в которой Пер Гюнт по-настоящему нуждается. В третьем акте она снимает одежду с героя – что становится символом очищения на пути к новой жизни.

Таким же символизмом отличаются декорации, создавал которые художник Юрген Розе: и горный пейзаж, и хижина в лесу, и другие картины создаются замысловатым перемещением нескольких геометрических фигур. Такой фон действия не отвлекает зрительское внимание от главного – нравственной драмы героя, и в то же время расставляет акценты.

В спектакле на сцене Большого театра роль главного Героя исполнил Эдвард Ревазов. В его интерпретации Пер Гюгт предстает авантюристом, «невзрослеющим ребенком». Сольвейг же, партию которой исполнила Анна Лаудере, выглядит по-настоящему независимой и сильной женщиной, способной привести героя к спасению.

Балет Дж. Ноймайера «Пер Гюнт» может показаться чрезмерно сложным для восприятия, перегруженным символами и условностью. Пронзительная и самодостаточная музыка А. Шнитке временами даже отвлекает от происходящего на сцене. И все же произведение это нужно признать весьма интересным образцом балетного искусства, а его показ в Большом театре – значительным событием.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 12