Артюр Оннегер. Оратория «Жанна д’Арк на костре»

«Жанна д’Арк на костре» Артюра Оннегера – произведение, жанр которого сложно определить однозначно. Титульный лист партитуры вообще не содержал какого-либо жанрового определения, композитор говорил о сочинении как о «произведении сценическом, но не опере», о «синтезе всех видов театра», но наиболее близко оно к ораториальному жанру. Появление такого произведения представляется закономерным: в 1930-х гг. во Франции был силен интерес к средневековой культуре, одним из проявлений которого стали спектакли в духе мистерий Средневековья. Ида Рубинштейн предложила Оннегеру создать подобную мистерию о Жанне д’Арк, ведь в 1929 г. отмечалось пятисотлетие освобождения Орлеана – первого подвига французской героини, а за девять лет до этого она была канонизирована.

Либретто создал Поль Клодель – поэт, в чьем творчестве сочетаются черты символизма, реализма и религиозно-мистические мотивы. В поэме, созданной Клоделем, множество персонажей – монахи, судьи, святые, аллегорические фигуры и другие, но главными являются сама Жанна и монах брат Доминик. Как ни парадоксально, обоим персонажам композитор не дал вокальных партий (лишь в одной из частей Жанна напевает народную детскую песенку). Доминик выступает как выразитель идей автора, толкующий историю Жанны как историю святой и народной героини. По мысли Клоделя, главной темой произведения должно было стать превращение героини в католическую святую, но сердцу композитора ближе была простая девушка из Домреми. Весьма важное «действующее лицо» – народ, образ которого оказывается двойственным. С одной стороны, это тот самый народ, ради которого Жанна идет на подвиг, с другой – невежественная толпа, легко соглашающаяся признать «ведьмой» и «еретичкой» ту, которая совсем недавно прославлялась всеми.

«Жанна д’Арк на костре» не является действом в строгом смысле: история, разворачивающаяся перед слушателем – это не история Жанны как таковая, а цепь воспоминаний-картин, предстающих перед взором героини, восходящей на костер. Эти картины она осмысливает, «наблюдая со стороны» в диалоге с братом Домиником – и это осмысление и переживание, а не действие становится главным смыслом оратории.

Природа тематизма оратории разнородна. Здесь есть и псалмодия, и темы народного склада, включая и подлинные фольклорные образцы, и оперный стиль в пародийном преломлении и даже джазовые ритмы. Это объясняется широким кругом образов, воплощаемых в ней. Оратория состоит из одиннадцати частей. В первой из них («Голоса неба») и последней («Жанна в пламени») господствуют эпические черты. Другие части многообразны: в них есть лирика, жанровые мотивы и молитвенные, и даже фарс. В таком духе решена пятая часть («Жанна во власти животных»): отталкиваясь от фамилии епископа, председательствующего на суде – Кошон, что означает «свинья» – Клодель изобразил судей в виде Борова, Осла и баранов. Композитор наполнил эту гротескную сцену многочисленными пародийными штрихами: пронзительное звучание волн Мартено (электромузыкального инструмента), имитирующее крик осла, карикатурная фанфара в начале части, ария Борова в духе бравурного вальса с синкопами, зачитывание приговора на опереточном мотиве, подхватываемом хором. Гротескный характер носит и шестая часть – «Короли, или Игра в карты». В этом двухдольном танце с простыми вариациями персонажи предстают в образе карт, главные из которых – короли Англии, Бургундии и Франции, но побеждает иной король – Смерть. Тема части родственна основной теме сцены суда: это судилище тоже явило собой часть «карточной игры» политиков.

Композитор цитирует в оратории народные темы. Особенно много их в восьмой части – «Король шествует в Реймс», наиболее заметную роль играет песня «Лаонские перезвоны». Она сближается со скорбной мелодией «De profundis». Мрачность ее завуалирована быстрым темпом и тембром детского хора – но это предвестие трагической судьбы героини. Другой фольклорный мотив – детская весенняя песня «Тримазо» – играет роль темы-символа. Она появляется и в девятой части («Меч Жанны»), и в десятой («Тримазо»), а отдельные ее интонации возникают уже в первой части. Близка к ней по интонационному складу другая тема-символ – флейтовый «соловьиный» наигрыш, связанный и с образом весны, и со светлыми надеждами героини. В одиннадцатой части – «Жанна в пламени» – появляется новое действующее лицо, Дева Мария, ее вступление предваряет соло трубы. После нарастающего хорового звучания утверждается маршевая тема. В умиротворенной, тихой коде возвращаются светлые темы, окружавшие образ Жанны – в частности, весенняя «соловьиная» тема.

Оратория была завершена в 1935 г., а исполнена в 1938 в Базеле. В роли Жанны выступила Ида Рубинштейн. В 1939 г. произведение исполнялось в Орлеане. Театр, где состоялась французская премьера, был возведен на руинах церкви через 510 лет после освобождения Орлеана.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 15