Нью-Йорк под чарами «Богинь и демониц»

В Нью-Йорке при полном аншлаге прошли гастроли прима-балерины Большого театра Марии Александровой и французского хореографа и танцовщицы испанского происхождения Бланки Ли.

 

Ты не просто женщина, ты – богиня…

Воплощение добра и порока.

И тебе не нужны пророки…

Ты сама тягаешься с ними.

А. Розенбаум

Спектакль-дуэт «Богини и демоницы» Бланки Ли

@Vincent Pontet

Спектакль-дуэт «Богини и демоницы», поставленный Бланкой Ли, шел с 30 марта по 1 апреля. Он очень красив и даже гламурен, в нем впечатляет все: от современных световых эффектов до платьев от кутюр, предоставленных танцовщицам такими дизайнерами, как Жан-Поль Готье, Аззедин Алайя, Стелла Маккартни и Софи Телле.

Зная Бланку Ли, нетрудно было представить, что ее спектакль, премьера которого прошла еще в декабре 2015 года в Театре на Елисейских Полях, будет очень зрелищным. В детстве и ранней юности Бланка готовилась стать гимнасткой, но потом решила посвятить себя танцу и уехала на пять лет в Нью-Йорк, где училась в студии Марты Грэм. Затем, уже в Париже, она основала собственную труппу современной хореографии и вот уже двадцать пять лет успешно ею руководит, ставит интересные проекты и сама в них участвует. Бланка известна не только в балетных и театральных кругах своими постановками для Метрополитен или Парижской оперы, но и среди певцов, в модной тусовке, в кругах киноманов – она ставила танцевальные номера для Бьонсе, «Дафт Панк», Канье Уэста, Пола Маккартни и других, а также для фильмов Педро Альмодовара и показов мод многих известных кутюрье.

Для своего нового проекта она искала танцовщицу, во многом отличную от себя, и ее выбор пал на прима-балерину Марию Александрову, которая без раздумий согласилась на этот захватывающий, но и рискованный проект. Они действительно разные: русская и испанка, классическая балерина и танцовщица современных жанров, не слишком общительная и в меру закрытая Мария и центр притяжения всевозможных творческих личностей Бланка. Им даже нелегко было общаться на общем для них английском, но на эмоциональном уровне и в репетиционном зале сразу же возникла правильная химия. Несмотря на различия, и Бланка, и Мария женственные и в то же время сильные, гордые и независимые женщины, такие, о которых и рассказывает смешанным хореографическим языком их спектакль.

На протяжении восьмидесяти минут на сцене только они – танцуя в паре или соло, лишь успевая переодеваться и менять прически. «Было физически тяжело, – признается Мария, – никогда до этого я не находилась так долго на сцене без перерыва!»

@Laurent Philippe

Это спектакль, поставленный женщиной, исполняемый женщинами и прославляющий женщин. Для Бланки он сродни манифесту феминизма. Она считает, что даже в XXI веке женщины, будучи профессионалами своего дела наравне с мужчинами, умудряясь при этом оставаться красивыми и женственными, до сих пор вынуждены бороться за свои права и доказывать миру свою состоятельность. Не так часто в танцевальном мире встречаются женщины-хореографы, и еще реже встречаются женские дуэты – балетно-танцевальный мир тоже, по мнению Бланки, несправедливо принадлежит мужчинам. «Представляете, – сказала она в одном интервью, – за двадцать лет карьеры в балете у Марии не было ни одного хореографа-женщины!»

Мария вкладывает в эту постановку немного другое понятие. «Я в этом смысле не очень «западный» человек, – говорит она. – Я тоже сильная женщина, но я не хочу бороться за свое место, оно у меня есть, и я считаю, что этот мир, как бы там ни было, принадлежит мужчинам, я не верю в матриархат». Неважно, чей взгляд вам импонирует больше, этот спектакль – однозначно красивое, изысканное, продуманное до мелочей зрелище.

В «Богинях и демоницах» нет никакой сюжетной линии, но красной нитью проходит мысль о дуализме женской натуры, о многоликости женской природы, о ее созидающей и разрушающей силе. Порой на сцене ощутимы отголоски творчества Марты Грэм, Айседоры Дункан и других богинь современной хореографии, а в качестве вдохновения Бланка отталкивалась от древнегреческих мифов, в которых женщина считалась началом всего живого. Но конкретных мифологических сюжетов, как и персонажей, в постановке нет – можно сказать, что это игра, импровизация с женскими образами.

Спектакль начинается с композиции, изображающей зарождение женского естества. На темной сцене с белыми стенами появляется силуэт женщины – Мария исполняет этот танец в обтягивающем купальнике и трико телесного цвета, что создает эффект обнаженного тела. Женщина в этой хореографии – символ жизни: она родилась из тьмы, взошла из самой Земли и дала миру свет, тепло и процветание. Но следом за ней в мире появилась и черная сила, обратная сторона женской натуры. Так, в каждом последующем эпизоде Бланка и Мария превращаются то в мифологических богинь, то в демониц, и зачастую даже трудно определить, кто из них кто, и переход из светлого образа в темный тоже порой происходит в мгновения – «так же, как и в характере самих женщин, – говорит Мария, – то мы смеемся, то плачем».

Спектакль-дуэт «Богини и демоницы» Бланки Ли

@Patrick Berger

Хореографический язык постановки разноплановый, обе танцовщицы привнесли в него свои самые сильные стороны – Мария в двух эпизодах танцует на пуантах и показывает мастерство русской классической балетной школы, а Бланка, будучи испанкой, конечно, не могла не обыграть элементы фламенко и показать этюды из современной хореографии, которой посвятила всю свою карьеру.

Спектакль-дуэт «Богини и демоницы» Бланки Ли

@Laurent Philippe

«Чтобы изображать богиню, надо ощущать себя богиней!» – говорит Бланка, объясняя свой выбор платьев от кутюр. Наряды от знаменитых модных дизайнеров играют немаловажную роль в этом действе. Бланка даже призналась, что некоторые эпизоды создавала, вдохновляясь этими одеждами: она придумывала движения, надевая на себя платья, потому что у каждого платья – свой характер, своя харизма. Платья красивые, длинные, подходящие для гламурных вечеринок, в таких и ходить-то непросто, не то что крутить фуэте или бегать по сцене. Цвет платья далеко не всегда совпадал с ролью: Бланка любит строить характер на контрастах, и белое в ее случае может по сути быть черным, а черное – белым.

Соло Марии, которое она танцует на пуантах, начиналось со светлых тонов в хореографии, но затем в долю секунды и музыка стала тяжелой, и в танец вмешались демоны. Таким образом была показана женская суть, которая сродни самой природе: она дает нам жизнь – и она же ее забирает, она может быть дарящей и карающей. Природа – это и прекрасные цветы, и голубое небо, и страшная стихия с ураганами, вулканами и смертью.

По мнению Марии, хореография постановки не столь сложна и неординарна, сколь объемна, в ней много мелких деталей. Бланка, обычно любительница импровизации, поначалу хотела применить ее и здесь, но затем отказалась от этой затеи и в результате сама выучила все движения. В ходе спектакля танцовщицы часто танцуют в унисон, и импровизация не позволила бы им найти ритм друг друга.

Большую роль в создании зрелищности играют световые эффекты и проекции – признаться, я никогда еще не видела такого мастерства. Сцена словно живет своей отдельной жизнью, органично вписываясь в замысел хореографа. То огромные черные змеи движутся вокруг танцовщиц, то, как у горгоны Медузы, они выползают из головы женского силуэта на экране. В других композициях сцена превращается в цветущий сад, усеянный огромными яркими цветами, и все это постоянно движется, меняется, переходя с потолка и стен на платья танцовщиц или становясь самостоятельным элементом где-то, словно впереди самой сцены. Вкупе с красивой музыкой с элементами аранжировки Шопена и Сен-Санса все это создает завораживающее зрелище – зрители погружаются в красивый, сочный, сказочный мир или сон, в котором властвуют одни лишь женщины – богини и демоницы.

Спектакль похож на глянцевую книгу с движущимися балетными фотографиями, в которой необязательно искать глубокий смысл, но просмотрев которую однажды, захочется любоваться ею снова.

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 350