Непередаваемое обаяние Средневековья

vlcsnap-2016-06-23-17h29m17s699 июня в московском Евангелическо-лютеранском кафедральном соборе святых Петра и Павла состоялся уникальный концерт, озаглавленный «Средневековая свадебная музыка. Сватовство Фовеля и Фортуны (из “Романа о Фовеле” 1317 года)». Он прошёл в качестве первого вечера цикла в рамках фестиваля средневековой музыки Musica mensurata. Даже для уже привыкшей к концертам средневековой музыки Западной Европы такой вечер бы был по-настоящему революционным, новаторским. То же самое можно сказать и о России: во-первых, у неё есть своя собственная музыкальная традиция, коренным образом отличающаяся от европейской (причём чем дальше вглубь веков, тем эти различия явственней), во-вторых, у нас к этим пластам европейской музыки, столь отдалённым во времени, ещё почти не прикасались. Совсем недавно в России «воспламенился» большой, неподдельный интерес к музыке барокко, которая долгие десятилетия (если не столетия) была у нас вне мейнстрима (хотя, конечно, отдельные произведения, отдельные авторы звучали время от времени всегда), постепенно формируется любопытство как исполнителей, так и публики к музыке Ренессанса. До Средневековья же дело пока не дошло. Конечно, нельзя сказать, что музыка той далёкой эпохи не звучала в наших концертных залах вообще никогда, однако единичные инициативы, скорее, лишь подтверждают факт того, что эта музыкальная культура в основном пока нам не ведома и воспринимается как совершенно эксклюзивная и раритетная.

На концерте в Петропавловском соборе исполнители не просто прикоснулись к далёкой и экзотической эпохе, но выстроили совершенно уникальную и абсолютно продуманную программу. Занявшие в ней центральное положение фрагменты «Романа о Фовеле» прозвучали не сами по себе, а в контексте: они не явились странной «белой вороной» между Ars Antiqua и Ars Nova – вместе с ними были исполнены подобные им произведения из восьмой тетради кодекса Монпелье и рондó Жанно де Лескюреля.

Пространное вступительное слово, удачно задавшее тон всему концерту, произнёс художественный руководитель проекта Данил Рябчиков (он же исполнитель на цитоли). Суть его «проповеди» сводилась к простому, но очень ценному тезису: «в сложные времена красота помогает не сойти с ума». Ведь, бесспорно, удивительно, что в относительно благополучные годы европейского Средневековья была написана самая сатирическая и жёсткая первая часть «Романа о Фовеле», а вторая – более нежная и лирическая, которая как раз и звучала на концерте – родилась во времена одного из самых страшных периодов голода и эпидемий в Европе и радикальной смены климата на континенте.

vlcsnap-2016-06-23-17h31m49s56Далее зазвучала музыка – изящная французская начала XIV века, не «средневековые хиты», не общеизвестный Машо, но авторов поистине «восставших из небытия»: Филиппа де Витри, Жано де Лескюреля, Пьера де ла Круа и других. Серьёзный, совсем не развлекательный тон концерта (обманчивая афиша о «музыке о сватовстве», возможно, кого-то могла и дезориентировать) был задан сразу и выдержан на протяжении всего вечера. Российско-швейцарский ансамбль Ensemble Labyrinthus не побоялся исполнить длинные произведения – сразу два лэ, представляющих собой самый «долгозвучащий» монодийный жанр в европейской музыке. Строгий формат концерта не предполагал никакого drum-n-fun, никаких «средневековых ярмарок» – только историческое исполнительство: небольшие ансамбли, максимум два инструмента в аккомпанементе, среди которых лидировали прежде всего струнные – две виелы (на них играли Мария Голубева и Александр Горбунов) и цитоль, а необыкновенной жемчужиной исполнения являлся органетто (солировала Ольга Комок) – изящный инструмент XIV века. В то время во Франции он только начал утверждаться в качестве церковного, ведь до этого в католической церкви (мало кто об этом знает сегодня!) звучали струнные. Очень постепенно органетто отвоёвывал свое место: он был предтечей больших стационарных органов, до утверждения которых в церковном обиходе пройдёт ещё много-много лет…

В концерте прозвучали инструментальные произведения: четыре в форме эстампи начала XIV века, что само по себе уникально – инструментальных произведений того периода до нас почти вовсе не дошло. Ведь инструменталисты не назывались даже музыкантами: музыкант – это вокалист, знающий музыку, а инструменталист – жонглёр, менестрель, импровизирующий на том или ином инструменте. Инструментальная музыка была, конечно, широко распространена в ту эпоху, импровизировалась при всей свободе по определённым законам и правилам, но, видимо, почти совсем не записывалась и почти не дошла до нас. Для этого концерта в Петропавловском соборе данная практика была восстановлена.

vlcsnap-2016-06-23-17h27m30s18Вокальным центром концерта, безусловно, был восхитительный французский баритон Марк Мойон. Московские любители старинной музыки уже смогли познакомиться с его искусством в сентябре прошлого года на фестивале La Renaissance. Выпускник парижской Высшей национальной консерватории музыки и танца, лауреат премии в области классической музыки ADAMI, он выступал с У. Кристи и ансамблем Les Arts Florissants, В. Дюместром и ансамблем Le Poème Harmonique, Э. Хаимом, К. Руссе и ансамблем Talens Lyriques, Э. Нике. Музыкальные критики называют Мойона «хамелеоном» и «канатоходцем», отмечая в его пении глубокую культуру и исключительную ясность произношения текста разных эпох. Его исполнительская деятельность необъятна по широте исторического охвата – от Гийома де Машо до современных авторов (Дюсапен, Саариахо, Дюпен). Полагаю, что справедливо было бы присоединиться к мнению европейских коллег и констатировать, что Мойон – один из лучших исполнителей средневековой музыки за всю послевоенную историю: он необыкновенно чувствует текст (да и его прозаический монолог был музыкален), поэзию и откровенно ею наслаждается, чуток к мелодической структуре этой непростой, модальной (а не тональной, как привычно нам) музыки, в которой иные тяготения между ступенями лада. И, наконец, у него превосходный – гибкий и красивый – голос.

Достойными партнёрами французской звезды выступили отечественные певцы Анна Миклашевич, Анастасия Бондарева и Екатерина Либерова (сопрано), Денис Базанов (тенор), Евгений Скурат (бас), исполнившие средневековые мотеты – образцы сложнейшего полифонического и политекстуального жанра. Голоса в нём поют разный текст, в который, соответственно, вложены и разные смыслы. Ведь совсем иначе превратности любви звучат в рамках контекста «У меня новая возлюбленная!» и «Я не желаю мужа». Это занимательный и редко исполняемый жанр, внутри которого тексты иногда словно разговаривают друг с другом, он своего рода квинтэссенция тексто-музыкальности средневековой культуры. Разобраться в семантических хитросплетениях пропеваемого помогали программки, в которых был дан прекрасный перевод всех текстов, сделанный А. Журбиной. Роль Фортуны в диалоге с Мойоном-Фовелем воплотила Анна Миклашевич, обладательница нежного и яркого голоса, великолепно владеющая культурой исполнения старинной музыки.

 

Александр Матусевич

Просмотров: 10