Н. А. Римский-Корсаков. Опера «Ночь перед Рождеством»

Noch_pered_RozhdestvomЛитературной основой для одной из первых опер Николая Андреевича Римского-Корсакова – «Майской ночи» – стала одна из любимейших его книг, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя. К этому произведению композитор обратился и много лет спустя, обратив внимание на другую повесть – «Ночь перед Рождеством». У этой гоголевской повести интересная «музыкальная судьба» – к ней обращались многие композиторы. Задумывал оперу на этот сюжет В. Серов – но умер, не успев осуществить замысел. Немалую роль сыграл конкурс на лучшее оперное воплощение «Ночи перед Рождеством», объявленный в 1873 году – победил в нем П. И. Чайковский, но ведь были другие конкурсанты… Н. А. Римский-Корсаков в конкурсе не участвовал, а премированную на нем оперу П. И. Чайковского ценил отнюдь не высоко. Все же к самому композитору он относился хорошо и не хотел огорчать его, а потому, признавая за собой «нравственное право» создать оперу на этот сюжет, не делал этого, пока был жив П. И. Чайковский. Но в 1893 году Петр Ильич ушел из жизни, и к весне 1894 года Н. А. Римский-Корсаков, по его словам, «окончательно решил писать «Ночь перед Рождеством».

Как и в случае с предыдущим гоголевским произведением, либретто для оперы «Ночь перед Рождеством» Н. А. Римский-Корсаков писал сам, стараясь придерживаться оригинала. В повести Н. В. Гоголя наряду с реальными персонажами действуют фантастические – что позволило композитору прибегнуть к его излюбленному драматургическому принципу: сопоставлению реального и фантастического. Но композитор не был бы самим собой, если бы не усилил столь любимый им фантастический элемент, добавив эпизоды, которых не было в первоисточнике – например, хороводы звезд, небесный поезд Овсеня и Коляды. Впоследствии Н. А. Римский-Корсаков весьма самокритично называл такие вольности своей ошибкой, признавая, впрочем, что это позволило ему «написать много интересной музыки».

Нередко Н. А. Римский-Корсаков давал своим операм особые подзаголовки, характеризующие их жанровую природу. И если «Садко» – это опера-былина, «Снегурочка» – весенняя сказка, а «Кащей Бессмертный» – «осенняя сказочка», то опера «Ночь перед Рождеством» – это «быль-колядка». По словам композитора, он хотел «выполнить весь солнечный круг». Представив в «Снегурочке» Масленицу, в «Майской ночи» семик, в Младе – Купалу, он чувствовал себя «в долгу перед Колядой и Овсенем». В первом акте на фоне колядования происходит завязка драмы Вакулы (Оксана ставит невыполнимое условие), это сопоставление развивается в четвертой картине, когда Вакула не принимает участия в колядовании. Напев колядки вкладывается даже в уста ведьмы, он звучит в дуэте Солохи и Черта «Украдем мы с неба месяц», а во время полета Вакулы на Чёрте появляется угрожающая бесовская колядка. Основой для этих обрядовых сцен послужили подлинные напевы колядок, которые Н. А. Римский-Корсаков очень тщательно изучил. Мелодии «широкого дыхания» для этого фольклорного жанра не характерны – он строится на коротких попевках, и именно такая структура характерна для большей части мелодий в опере «Ночь перед Рождеством» – стихия колядки господствует в ее музыкальном языке.

Колядка – главный, но не единственный жанровый исток оперы «Ночь перед Рождеством». В хороводах звезд появляются даже такие жанры, как чардаш и мазурка, а в седьмой картине, где действие происходит во дворце, появляется характерный для придворного быта танец – полонез.

Углубляясь в языческую образность обрядов, связанных с Овсенем и Колядой, Н. А. Римский-Корсаков не забывает, что герои оперы «Ночь перед Рождеством» все-таки не древние язычники (как в «Снегурочке» или «Младе»), а христиане: языческая колядка гармонично соседствует с вольным переложением православного рождественского песнопения, а рефрен сцены Вакулы с Чертом интонационно связан со знаменным распевом.

Стихия комического играет здесь не меньшую роль, чем в «Майской ночи», охватывая даже фантастическую сферу. И в опере «Ночь перед Рождеством» для характеристики комических персонажей используется пародирование серьезных форм – например, в речи Дьяка, восхваляющего прелести Солохи, комически преломляются интонации церковного пения.

Постановка оперы «Ночь перед Рождеством» встретила неожиданное препятствие: в седьмой картине на сцене появляется царица, у которой Вакула просит черевички. И хотя автор не конкретизировал ее имя, было ясно, что имеется в виду Екатерина II, а выводить на оперную сцену представителей императорского дома Романовых не разрешалось. Чтобы спасти оперу от запрещения, царицу пришлось заменить другим персонажем – Светлейшим.

В декабре 1895 года состоялась премьера оперы «Ночь перед Рождеством». Публика приняла произведение хорошо, но в рецензиях – даже самых доброжелательных – опера сравнивалась не в ее пользу с другими произведениями Н. А. Римского-Корсакова, а главное – ее не одобряли придворные круги, и после восьми спектаклей она были снята с репертуара. Следующая постановка была осуществлена в Москве в 1898 году.

 

Музыкальные сезоны

Просмотров: 156