Вольфганг Амадей Моцарт. Фантазия и соната до-минор

Фантазия и соната до-минор МоцартаВ апреле 1782 г. Вольфганг Амадей Моцарт часто бывал у барона ван Свиттена. В доме этого аристократа, по словам композитора, «не играется ничего, кроме Генделя и Баха», благодаря чему Моцарт досконально изучил музыку этих композиторов, что оказало влияние и на его собственный стиль. Немецкий музыковед Герман Аберт определил это как «великий стилистический перелом». В русле этого объединения черт барокко и классицизма находится и Фантазия до-минор, созданная в 1785 г. Первоначально она задумывалась автором как самостоятельное произведение, но вскоре Моцарт объединил ее с до-минорной сонатой, которую он создал за год до того (так они были изданы в конце 1785 г.) Так возник цикл весьма необычный, где Фантазия превратилась во вступление к сонате – как у Иоганна Себастьяна Баха фуге предшествовала прелюдия.

Впрочем, не только структура цикла роднит Фантазию с баховским творчеством. Ее образный строй близок трагическим страницам творчества Баха (в частности, «Хроматической фантазии и фуге»). Тональность, избранная Моцартом – до минор – связывается с драматическими образами, с суровым пафосом. Это позволило российскому музыковеду Михаилу Казинику увидеть в Фантазии своеобразный творческий автопортрет композитора в сжатом виде: «Рядом с достаточно легкомысленной музыкой страшнейшие пласты – какие-то вскрытия тайных печатей… явный знак Дьявола». Эта «тайная печать» – идея трагического «замкнутого круга» – воплощается в драматургии Фантазии. Она состоит из шести разделов, сопоставляемых по принципу контраста: рядом с драматичными и мрачными образами возникают пасторальные и просветленные. Разделы в минорных тональностях – первый, третий и пятый – полны контрастов, неустойчивы в тональном отношении, по складу импровизационны. В противоположность им, мажорные части напевны, лиричны, определенны в тональном отношении, главную роль в развитии материала в них играет варьирование. В шестой возвращается музыкальный материал первого – наиболее трагедийного раздела: круг замыкается.

Само обращение к фантазии свидетельствует о связи с традициями барокко – ведь жанр был типичен для той эпохи. Барочные черты в изобилии представлены в первом разделе до-минорной Фантазии: секвенционное развитие, динамически подчеркнутый нисходящий фригийский оборот с хроматизмом в басу, идущий от барочных пассакалий. Но все-таки это не барокко, а классицизм – об этом свидетельствуют энгармонические модуляции и мотивная разработка. Основная тема Фантазии, которая вернется потом в шестом разделе, строится на сопоставлении двух контрастных элементов. Один из них имеет характер сумрачный благодаря низкому регистру и изложению в октаву. Особую остроту придает ему хроматизм, а также уменьшенная септима в нисходящем движении – в XVIII столетии такой мелодический ход ассоциировался с образами трагедийными (достаточно вспомнить  фугу соль-минор из баховского «Хорошо темперированного клавира»). Второй элемент темы – мотивы-«вздохи», которые кажутся еще более трепетными благодаря паузе, разделяющей их. Элемент первый подвергается наибольшему развитию, представая то в восходящем движении, то в нисходящем, вбирая в себя интонации второго. Тревожность и трагизм усугубляется неожиданными сопоставлениями гармоний и тональными сдвигами. Завершается раздел на квинте си минора, превращающейся в терцию ре мажора – основной тональности следующего раздела.

Лирически-светлый второй раздел имеет трехчастную форму с повторенной серединой и репризой. Его напевная тема контрастирует драматизму предыдущего раздела. К концу происходит модуляция в ми минор, именно в нем начнется новый раздел.

В третьем разделе возвращаются драматические и трагедийные образы. Он построен на двух контрастных темах. Но эти темы сразу же подвергаются таким преобразованиям, а гармония так неустойчива, что уже изложение их производит впечатление разработки. Роль драматической кульминации играет пассаж, движущийся по звукам уменьшенного септаккорда.

Четвертый – си-бемоль-мажорный – раздел столь же идилличен, как второй. Его прекрасную кантиленную мелодию использовал впоследствии Петр Ильич Чайковский в квартете «Ночь». Но эта идиллия неожиданно обрывается началом драматического пятого раздела, в котором даже трудно обнаружить ясно очерченную тему: уменьшенные гармонии, бушующие пассажи. В шестом разделе возвращается до-минор и первоначальная тема.

Трагедийность Фантазии воплощается и в сонате. Главная тема первой ее части – тоже слагается из двух контрастирующих элементов: волевого и мягкого. Лиричная побочная драматизирована «дуэтным» изложением – ее фразы проводятся в разных регистрах. Разработка невелика – менее тридцати тактов, но очень энергична, строясь на развитии первого из элементов главной темы. Трагичность репризы усилена оминоренной побочной. Светлая, лиричная вторая часть имеет форму сложную трехчастную, а третья – форму рондо-сонаты. Она развивает трагические образы. Так же, как и в первой части, побочная тема – изначально мажорная – излагается в репризе в миноре. В развернутой коде утверждается мрачная основная тональность  – до минор.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 240