Марсианский символ революции

Детский музыкальный театр имени Н.И.Сац представил премьеру балета «Аэлита» (либретто Ольги Погудиной-Кузминой). Новый спектакль привлек фантастической темой романа классика советской литературы Алексея Толстого, талантливой музыкой Рейнгольда Глиэра и выразительной хореографией Кирилла Симонова. Не затянутое, зрелищное, сочиненное с явным творческим азартом произведение посвятили 100˗летней годовщине Октябрьской революции

А.Н.Толстой (1882–1945) и Р.М.Глиэр (1875–1956) – современники, творившие в эпоху больших политических и культурных перемен. В очень непростые, суровые годы им обоим удалось создать знаковые произведения в своей области. То, что их имена сошлись в одном спектакле – чья-то просветленно-оригинальная идея. В «компании» этих «тяжеловесов» достойно удержаться смог бы далеко не каждый. Хореографу Кириллу Симонову это удалось.

Имея за плечами прекрасную школу (окончил Академию русского балета имени А.Я.Вагановой), хорошее специальное образование (отделение хореографии, курс И.Д.Бельского) и значительный постановочный опыт, Симонов рискнул взяться за литературный, футуристический балет, доступный детям и взрослым. Но его «Аэлита» оказалась не только футуристической, но и романтической, продолжающей лучшие традиции хореографии.

Балет Симонова состоит двух актов. В первом события разворачиваются в реальном мире пролетарского Петрограда с реальными героями – солдатом Гусевым и инженером-изобретателем по фамилии Лось; во втором акте действие происходит в фантастическом мире гуманоидов, где оказываются Гусев и Лось, после того, как последнему удается спроектировать звездный корабль и полететь на Марс. Главная героиня – Аэлита – двойник умершей земной возлюбленной инженера Кати. Данный образ сравним с Одеттой-Одиллией из «Лебединого озера». Аэлита, как и Одиллия перед Зигфридом, оживляет томящиеся в душе у инженера воспоминания о любви. В целом же музыкально-танцевальное действо очень ярко и сочно по краскам передает дух революционной романтики, которой охвачены оптимистичные, полные сил молодые люди – друзья, близкие и коллеги героев балета. Их главный лозунг: «Каждый революционер должен уметь мечтать!».

Избранный для спектакля хореографический язык – сложный, впитавший в себя технику классического танца и танца модерн. Пластика этого языка понятна и абсолютно стыкуется с сюжетной основой. Она точно передает ритм бурлящей жизни в среде авангардной молодежи послереволюционных лет. Кроме того, такая пластика эффектно играет не только в танцевальных, но и в пантомимных сценах, где она столь же динамична, плакатна и многозначительна.

Нельзя сказать, что симоновская пластика абсолютно прижилась в балетной труппе. Артистам не хватает более эластичного владения корпусом, ощущения свободы в пространстве. Но все это в скором времени придет. Уже сегодня многое освоено и сделано: есть единый танцевальный ансамбль и явная перспектива роста, коллективный интерес и желание художественного осмысления театрального процесса.

Особая роль постановщиков балета в подборе исполнителей с ориентиром на типажи. Создалось впечатление, что был проведен кастинг: многие солисты воспринимались как знакомые персонажи из истории, литературы или кино. Так, крепкий, молодцеватый Максим Павлов, сыгравший солдата Алексея Гусева, напомнил атлетичного усатого матроса Вакуленчука из немого фильма «Броненосец Потёмкин» Сергея Эйзенштейна. Хрупкая и легкая, с декадентскими изломами стана, Аэлита Алевтины Касаткиной – марсианский вариант блоковской Незнакомки. Тускуб Дмитрия Круглова и Гор Павла Окунева – фантастические персонажи, очень похожие на Дарта Вейдера из «Звездных войн» Джорджа Лукаса. А если посмотреть немой фильм «Аэлита» Якова Протазанова, появившийся на экранах через год после публикации романа Толстого, то ассоциаций и сравнений возникнет еще больше.

Отдельную рецензию можно посвятить такой важной составляющей «Аэлиты», как сценография. Ее автор, Эрнст Гейдебрехт (Германия), пришел к простой, но гениальной идее, позволившей красиво, масштабно и ассоциативно точно развернуть действие спектакля. Эта идея материализовалась в виде большого металлического обруча-каркаса, закрепленного над сценой. Он напоминает систему колец вокруг Сатурна или гигантскую вращающуюся космическую станцию. Обруч – одновременно и декорация, и место для софитов (художник-технолог Наталья Осмоловская).

На светлой и просторной сценической площадке в первом действии максимум, что «играет» из бутафории, так это чертежные мольберты и компактный серебряный корабль-ракета; во втором акте – разноцветная декорация звездной галактики на заднике служит лишь фоном многочисленным световым переменам (художник по свету Ирина Вторникова). Простые, жизненные костюмы танцовщиков (брюки, безрукавки, платья в серых тонах) контрастируют с космическими, изобретательными в деталях (особенно головные уборы в виде экзотических цветов, губчатых растений и звездной паутинки) костюмами марсианских жителей (художник по костюмам Татьяна Ногинова).

Музыка Р.Глиэра вдохновила дирижера Константина Хватынца и музыкантов оркестра, которые сумели передать эмоциональную глубину образов композитора.

«Аэлита» – современный, жизнеутверждающий балет, похожий на мюзикл, только без вокала и слов. Создателям этого произведения удивительным образом удалось уйти от видимых компиляций и заимствований. Оказалось, что можно найти и нераскрученный оригинальный сюжет, и прекрасную, с положительным эмоциональным фоном классическую музыку, и стильную, «говорящую» хореографию. А соединив все это вместе, получить новое сценическое произведение!

«Аэлита» – получилась, и это большой успех балетной труппы и всего театра. Этот спектакль по-настоящему талантливый, с потенциалом к активной гастрольной жизни и довольно продолжительному существованию на своей сцене. Адресован он разной публике: мамам, папам, внукам, бабушкам и дедушкам, тинэйджерам, молодым парам, и любому, кому интересно сходить в музыкальный театр на хороший балет.

Фото: Елена Лапина

фото предоставлены пресс-службой

Детского музыкального театра

имени Наталии Сац

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 402