Мария Тальони

(1804-1884)

 

Мария Тальони Жизненный и творческий путь знаменитой танцовщицы XIX века Марии Тальони являет собою блестящий пример того, как в попытке совершить невозможное создаются шедевры и открываются новые пути, определяющие пути развития искусства на долгие годы.

Мария родилась в Стокгольме в 1804 году. Отцом её был один из лучших балетмейстеров своей эпохи – Филиппо Тальони, сын балетмейстера, танцовщика и импресарио Карло Тальони… Казалось бы, судьба девочки была предначертана. Но для того, чтобы добиться успеха в искусстве танца, недостаточно происходить из балетной семьи – нужно обладать особыми физическими данными, да и красота будет очень кстати… Мария такими качествами от природы не обладала: болезненно худая, с непропорционально длинными руками, короткой спиной, да ещё сутулая – настолько, что соученицы называли ее горбуньей. С такой фигурой о балете и мечтать не приходится!

И все же Филиппо Тальони сумел разглядеть в своей дочери талант – и вопреки всему верил в её сценический успех. Он начинает усиленно заниматься с Марией – не так, как обычно обучали танцам в то время. По его мнению, французская система, практиковавшаяся тогда, для Марии не подходила – её индивидуальность требовала чего-то принципиально иного.

Прежде всего, балетмейстер сочинял для своей дочери такие движения, которые могли бы скрыть недостатки фигуры и подчеркнуть достоинства: поворачиваться к залу необходимо было так, чтобы зрители могли видеть танцовщицу в наиболее выгодном ракурсе. Округлые движения позволяли завуалировать чрезмерную длину и худобу рук. Кроме того, Мария прекрасно выполняла прыжки – и её визитной карточкой стала необыкновенная лёгкость, с которой она, казалось, преодолевала земное притяжение… Когда однажды сосед Тальони пожаловался на шум, который ему приходится терпеть во время занятий Марии, отец балерины пришел в ярость и заявил: «Я никогда не слышал шума шагов моей дочери!» И он прекрасно знал, что говорил: он сам обучал её «невесомым» движениям на сцене.

Обучение давалось тяжело: после многочасовых изнуряющих тренировок девочка нередко падала без чувств; она плакала, когда отец заставлял её вновь и вновь вставать к станку, не дожидаясь, пока заживут стёртые в кровь ноги… Усилия отца и дочери увенчались успехом – в 1822 году в Вене состоялся дебют восемнадцатилетней Марии. Она исполнила главную роль в балете, поставленном Филиппо Тальони специально для неё, – «Приём молодой нимфы при дворе Терпсихоры». Публику поразил необычный облик танцовщицы: никаких париков и тяжёлых парчовых или атласных одеяний – только воздушное белое платье с открытыми плечами. Мария очень волновалась, даже забыла первое па – но начала импровизировать… На поклоны её вызывали восемь раз!

После успешного дебюта в Вене Мария Тальони вместе с отцом отправляется в Германию, затем в Италию, продолжая выступать – правда, без особых успехов – и совершенствовать свое искусство. Не сразу удаётся покорить Париж, но в 1827 году балерина с триумфом выступает там в балете «Венецианский карнавал», и успех превосходит все ожидания. С Марией заключают контракт, она исполняет главные партии в «Сицилийце», «Весталке» и других балетах.

Но Филиппо Тальони понимает, что для подлинного раскрытия таланта Марии нужен новый репертуар, в котором она не будет иметь большого количества конкуренток. Он обращается к танцу на пуантах. В то время танцовщицы поднимались на пуанты на несколько секунд – и это воспринималось как верх техничности, которому восторженно аплодировали зрители. Танец же на пуантах стал подлинной революцией в балете. Впервые Мария Тальони продемонстрировала публике такой танец в 1830 году в балете «Амур и Флора». Впечатление, произведённое на зрителей, было поистине грандиозным: казалось, что танцовщица парит над сценой, лишь невзначай касаясь её ногами.

Именно такой танец был необходим, чтобы создать образ воздушного существа – Сильфиды… Балет «Сильфида», триумфальная премьера которого состоялась в 1832 году, Ф. Тальони ставил для своей дочери, и в партии заглавной героини было всё, что позволяло ей показать себя во всей  красе: свободные прыжки, точные фиксации и, разумеется, танец на пуантах. А вот в искусстве пантомимы Мария никогда не была особенно сильна, и главная роль в балете была отведена не пантомиме, а танцу – лёгкому, грациозному, с которым так замечательно гармонировало «облако из газа» – белоснежная пачка, ставшая неотъемлемой частью романтического балета, начало которому положила «Сильфида».

С «Сильфиды» началась мировая слава Марии Тальони, затмившая даже славу её отца, который создаёт для неё новые балеты: «Швейцарская молочница», «Дева Дуная», «Восстание в серале», но ни один из них не достиг такой популярности, как «Сильфида».

Мария Тальони гастролирует по Европе: Лондон, Берлин, Милан… Активная сценическая деятельность не мешает личной жизни: в 1832 году она становится женой графа де Вуазен, в этом браке родились сын и дочь, но в 1835 году супруги расстались.

Россию М. Тальони посетила в 1837 году. Согласно легенде, при пересечении границы таможенник спросил, где её драгоценности. Танцовщица, приподняв юбки, продемонстрировала свои ноги и сказала: «Вот они». В Санкт-Петербурге Марию ожидал триумф: после «Сильфиды» её имя было у всех на устах, появился вальс «Возврат Марии Тальони», шляпы «Тальони» и даже… карамель «Тальони».

Танцовщица оставила сцену в 1847 году, после чего жила в основном в Италии. Лишь в 1858 году она посетила Париж, чтобы посмотреть балет «Сильфида» с Эммой Ливри в главной роли – до тех пор никто не решался выступить в этой партии на парижской сцене после ухода М. Тальони. Мария осталась довольна – и она стала наставницей Эммы. Более того, ради неё Мария первый и последний раз выступила в качестве балетмейстера, поставив для талантливой ученицы балет «Бабочка» на музыку Ж. Оффенбаха. Увы, в репертуаре он продержался недолго: Э. Ливри погибла в результате несчастного случая на репетиции, а после неё ни одна балерина не могла исполнить главную роль с таким совершенством…

Мария Тальони умерла в 1884 году. «Земля, не дави на неё слишком сильно, ведь она так легко ступала по тебе», – начертано на надгробии балерины. По иронии судьбы, большинство молодых танцовщиков приносит свои балетные туфли не на её могилу на кладбище Пер-Лашез, а на могилу её матери на кладбище Монмартра.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 102