Мария Каллас

(1923-1977)

Мария Каллас

Марию Каллас уже при жизни можно было назвать легендой оперной сцены. Ей был доступен любой репертуар, будь то Дж. ВердиР. Вагнер или Дж. Пуччини – и все партии исполняла она с одинаковым совершенством. Даже те люди, которые не лучшим образом относились к певице, признавали ее гениальность – так, импресарио Р.Бинг, не раз конфликтовавший с нею, после смерти певицы заявил: «Мы не увидим больше подобную ей».

Мария Калогеропулу (такова была настоящая фамилия певицы) родилась в семье греческих эмигрантов в США. Детство ее было нелегким: аптечный бизнес отца стал жертвой Великой депрессии, из-за постоянных экономических проблем семья многократно переезжала. Мать поначалу отвергала дочь – потрясенная смертью маленького сына, она желала мальчика, и рождение дочери стало для нее разочарованием, но со временем она разглядела талант Марии. Женщина, не сумевшая реализовать мечту о вокальной карьере, хотела, чтобы это сделала дочь, которая казалась «чудо-ребенком» – игрушкам она предпочитала пластинки с классической музыкой.

С пяти лет девочка училась игре на фортепиано, с восьми – пению. В девять лет Мария была «звездой» школьных концертов, в десять знала наизусть «Кармен» и была в состоянии обнаруживать ошибки в оперных спектаклях, которые слушала по радио, в тринадцать участвовала в радио-программе «Большие звуки любительского часа» и отличилась на детском телешоу в Чикаго. Впоследствии певица вспоминала, как мать заставляла ее постоянно заниматься, запрещая проводить время «без практического смысла». Из-за этого о детстве у Марии не было никаких светлых воспоминаний – но оттуда она вынесла стремление к совершенству, которое было присуще ей на протяжении всей вокальной карьеры.

В четырнадцать лет М.Каллас поехала с матерью в Грецию, где поступила в консерваторию «Этникон одеон» в Афинах. Поступать туда разрешалось лишь с шестнадцати лет, и Марии пришлось «приписать» себе два года – к счастью, девочка была достаточно рослой, и ей поверили. В консерватории она обучалась у М.Тривелла. Свою первую партию – роль Сантуццы в «Сельской чести» – она исполнила в студенческом спектакле в 1939 г., а позднее перешла в иное учебное заведение – «Одеон афион». Здесь М.Каллас обучалась у испанской певицы Э.Идальго, о которой впоследствии вспоминала с большой теплотой, утверждая, что наставница воспитала ее как певицу и человека.

В 1941 году М.Каллас дебютировала в Афинской опере в роли Тоски. В этом театре артистка пела несколько лет. Публике нравился ее голос с «приглушенным» тембром в среднем регистре – хотя профессионалы и расценивали это как недостаток. В 1945 году певица возвращается в Нью-Йорк и проводит в США ближайшие два года. В «Метрополитен-опера» ей были предложены две роли – Леонора в «Фиделио» и Чио-чио-сан. От второго предложения она отказывается, интуитивно ощущая, что это роль – не для нее. Впрочем, в американских театрах М.Каллас не лучшим образом себя чувствует: в то время в США оперные спектакли шли по-английски, и певице кажется, что опера «звучит глупо» на английском языке.

В 1947 году М. Каллас пела заглавную роль в опере А.Понкьелли «Джоконда» на фестивале в театре «Арена ди Верона». Т. Серафин, дирижировавший спектаклем, обращает на малоизвестную доселе двадцатичетырехлетнюю певицу внимание и приглашает ее в Венецию. Здесь М.Каллас исполнила партии Турандот, Изольды с большим успехом: даже недостатки своего голоса – гортанные низы, крайнюю вибрацию на верхах – певица умела превращать в достоинства. Выступала она и в Генуе – в театре «Карло Феличе», здесь она в 1948 году она впервые выступила со знаменитым тенором Марио Дель Монако. Тот был поражен самообладанием и волей певицы: Мария страдала близорукостью, из-за этого, спускаясь в образе Турандот по лестнице, была вынуждена нащупывать ступеньки ногами, но делала это настолько естественно, что никто не замечал ее плохого зрения. В следующем году оба исполнителя вместе с дирижером Т.Серафином гастролируют в аргентинской столице. В 1951 году она выступила на сцене «Ла Скала» в роли Елены в «Сицилийской вечерне» Дж. Верди, но главная роль в «Аиде» успеха не принесла, что не помешало Марио дель Монако рекомендовать ее на роль Нормы.

К 1953 году М. Каллас уже без преувеличения можно было назвать звездой оперной сцены. Тогда же началось соперничество двух примадонн – ее и Р. Тебальди. Особое значение имело для певицы сотрудничество с режиссером Л. Висконти, который, по словам певицы, научил ее главному принципу: максимальная выразительность при минимальных движениях. Репертуар певицы был обширен, включая такие партии, которые редко сочетаются у одной исполнительницы: Брунгильда, Джильда, Аида, Норма, Изольда и многие другие – и лирические, и драматические, и колоратурные – но ее любимой ролью была Медея в одноименной опере Л. Керубини. Образ колхидской царевны артистка воплотила не только в опере – в 1969 г. она исполняет заглавную роль в фильме П.Пазолини «Медея».

За 17 лет певица выступила более 6000 раз, исполнив свыше 40 партий. Коллеги считали ее вздорной особой, но мнимая «вздорность» происходила от исключительной требовательности к себе, которую М. Каллас переносила и на партнеров по спектаклям. Именно эта строгая самокритичность заставила ее оставить сцену в 1965 году.

Некоторое время М. Каллас занималась преподаванием – она проводила мастер-классы в Джульярдской школе, пробовала свои силы в качестве оперного режиссера (она поставила «Сицилийскую вечерню» в Турине), В 1973 года певица вновь начала выступать с концертами.

Мария Каллас умерла в 1977 году в Париже, где жила в последние годы жизни. Но и после смерти великая певица продолжала оставаться не только предметом восхищения, но и источником вдохновения: в 2002 году Ф.Дзефирелли создал фильм «Каллас навсегда».

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 158