«Душой исполненный полет…»

Плавно струящиеся, мерцающие движения юной
балерины завораживали, томили…  Выразительно-гибкие,
мягкие, музыкально-чуткие руки, воздушная,
летящая поступь придавали классически завершенным
движениям ее танца волнующую недосказанность мечты…
Журнал «Балет»

Председатель жюри IV Международного конкурса артистов балета Юрий Григорович вручает «Золотую медаль» Маргарите Перкун-Бебезичи (26 июня 1981 г.)

Июнь 1981 года…  В Москве в Большом театре проходит IV Международный конкурс артистов балета, который собрал лучших представителей танцевального искусства из 23 стран. Среди членов жюри, возглавляемого  Юрием Григоровичем,  – выдающиеся  деятели мирового балета: Алисия Алонсо, Мария Кшишковска, Марина Семёнова,  Галина Уланова, Иветт Шовире, Роберт Джоффри, Константин Сергеев…

Конкурс плавно набирал обороты, когда произошло чудо, о котором по сей день вспоминают  знатоки  балетного искусства. На втором туре в pas de deux из балета Шнейцхоффера «Сильфида» появилась балерина, танец которой завораживал своей неземной одухотворенностью, красотой и завершенностью линий и трепетных поз, невесомостью парящих прыжков и полетов.

Все понимали, что являются свидетелями появления на мировом балетном небосводе новой звезды, имя которой – Маргарита Перкун-Бебезичи.

Специалисты и наиболее тонкие знатоки балета еще на первом туре отметили романтический стиль этой балерины, редкую музыкальность и абсолютное чувство пластики образа, когда она и ее партнер Владимир Кириллов исполняли  pas de deux из балета Пуни «Эсмеральда».  Триумфом стал и представленный  ими на втором туре дуэт Фригии и Спартака из балета Хачатуряна «Спартак» в постановке Юрия Григоровича.

Маргарита Перкун-Бебезичи - Сельфида

В роли Сильфиды

«Целое половодье чувств – тонких, нежных, трепетных, радостных – захлестнуло сцену, когда на ней появилась Маргарита Перкун-Бебезичи, – писала восторженная пресса. – Ее танец мягок и поэтичен».

Однако заслуженную награду (первую премию, звание лауреата и золотую медаль) принесла юной балерине все-таки Сильфида, прелестный дух воздуха.  На глазах зрителей рождался хрупкий образ неземного существа, волнующей мечты, волшебного видения. Восторженная публика двадцать минут не отпускали балерину со сцены.

После конкурса Марго отправилась в Перу, где завершал свои гастроли «Московский классический балет» и где она впервые вышла на сцену как победительница мирового балетного конкурса.

Казалось бы, вот оно –  мировое признание таланта! Не об этом ли мечтает каждая балерина?

Но радость была недолгой. Тем же летом Маргарита трагически погибла в автомобильной катастрофе и подобно своей героине из «Сильфиды» отправилась в «небесные кущи», оставив нам, поклонникам ее уникального таланта, воспоминания о неземном танце и непредсказуемости человеческой судьбы.

Маргарите Перкун-Бебезичи было всего 24 года, она стояла на пороге новых творческих свершений…

* * *

 

Сцена из балета «Эсмеральда»», поставленного в Албании Г. Перкуном в 1953 году

Маргарита родилась в Москве в балетной семье, так что богиня танца Терпсихора благоволила ей с колыбели. Отец Маргоши (так называли ее близкие) – Георгий Перкун, цирковой режиссер и  хореограф,  в самом конце 40-х годов был командирован в Албанию для оказания помощи в становлении двух танцевальных коллективов: Художественного ансамбля Народной Армии и Государственного ансамбля народных песен и танцев. Там он в 1951 году поставил силами местных студийцев сцены из балета Асафьева «Бахчисарайский фонтан» (первый балет на албанской сцене!), а два года спустя –  балет Пуни «Эсмеральда».

Сцена из балета «Бахчисарайский фонтан», поставленного в Албании Г. Перкуном в 1951 году

 

В Албании Георгий Перкун познакомился с юной талантливой танцовщицей Милюшей Бебезичи, которую рекомендовал на учебу в Московское хореографическое училище. Приезжая домой на каникулы, Милюша принимала участие в его балетных постановках  и в организованных им концертных бригадах. Начавшееся в Албании знакомство переросло в роман, который продолжился уже в Москве, что по идеологическим нормам двух тоталитарных стран не приветствовалось.

 

Маргарита Перкун-Бебезичи - родители

Родители Георгий Перкун и Милюша Бебезичи

Несмотря на почти 20 лет разницы в возрасте, различное гражданство и неодобрение властей, они  все-таки поженились. Милюша успешно закончила  хореографическое училище и через год после рождения дочери в 1958 году была принята характерной танцовщицей в труппу Большого театра. Отличные внешние данные, пластичность, музыкальность и южный темперамент позволили ей создать яркие образы Мерседес в «Дон Кихоте», Служанки в «Ромео и Джульетте», Танцовщицы со змеей в «Золушке», Испанки в «Лебедином озере»…

О красавице албанке Милюше Бебезичи и ее искрометном таланте по сей день тепло вспоминают ее коллеги по театру Наталия Касаткина и Семён Кауфман.

«Милюша бала замечательной артисткой, имела врожденное чувство стиля, умела в танце передавать характер персонажа, мельчайшие оттенки чувств», – утверждала легендарная прима-балерина Большого театра народная артистка СССР Ольга Лепешинская.

Маргарита Перкун-Бебезичи с отцом

С отцом Георгием Перкуном

Георгий и Милюша,  как большинство востребованных артистов, много работали, так что  воспитанием их дочки занималась бабушка Анна Петровна, специально вызванная Георгием из  Пятигорска. Когда Маргоше исполнилось четыре года, брак Георгия и Милюши  распался, но дружеские отношения остались. Маргарита жила с матерью, но общалась с бабушкой, отцом и со своим сводным братом – будущим танцовщиком Музыкального театра имени  К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко.

В 1961 году в связи с разрывом дипломатических отношений между СССР и Народной Республикой Албанией все контакты между нашими странами были полностью прекращены. Отныне общение с родными и близкими даже по телефону стало для Милюши невозможным.

Маргарита знала о родине матери только с ее слов. Хотела ли она повидать Албанию? Наверное, да. Но эта тема в доме никогда не обсуждалась – слишком болезненной она была для Милюши.

В 1967 году на 33-м году жизни Милюша Бебезичи после непродолжительной болезни, как говорили, рака крови, скончалась. Осиротевшую Маргошу определили в Московское хореографическое училище.

Маргарита Перкун-Бебезичи с бабушкой

С бабушкой Анной Петровной и сокурсником Валерием Трофимчуком

После окончания в 1975 году Училища Маргарита Перкун-Бебезичи поехала работать в Тбилисский оперный театр, поехала не одна, а со своим одноклассником и будущим мужем – замечательным характерным танцовщиком Валерием Трофимчуком. Работы было много, вводы следовали один за другим, но душа рвалась в Москву. Решили показаться Наталии Касаткиной и Владимиру Василёву, которые возглавляли тогда созданный ими гастрольный ансамбль «Московский классический балет».

Молодую пару приняли в дружную семью уже известного у нас в стране и за рубежом коллектива. Но наметанный глаз и профессиональное чутье Наталии Касаткиной подсказывали ей, что возможности новой танцовщицы намного выше, и она попросила своего педагога по Большому театру легендарную «вагановку»  Марину Семёнову позаниматься с дочкой Милюши. Марина Тимофеевна согласилась, благо Большой театр и репетиционная база ансамбля находились в квартале друг от друга. Опытнейший педагог, любимая ученица Вагановой, она сразу поняла, что перед ней алмаз, требующий ювелирной огранки.  И тогда в качестве постоянного педагога-репетитора была приглашена прима-балерина Большого театра народная артистка СССР Марина Кондратьева, которая в то время заканчивала свою исполнительскую карьеру.

Маргарита Перкун-Бебезичи

Солистка ансамбля «Московский классический балет»

Маргарита быстро освоила почти весь репертуар «Московского классического балета». Она танцевала Гаянэ в одноименном балете, Еву в «Сотворении мира», Натали в старинном романтическом балете «Натали, или Швейцарская молочница», Бесноватую в «Весне священной», Джульетту в «Повести о Ромео и Джульетте»… Лирическая героиня, трагическая актриса, классическая балерина и ярка характерная танцовщица  – всё это сочеталось в ней, всё находило отклик в ее жаждущей творчества душе.

Балет «Весна священная», впервые поставленный в нашей стране Н. Касаткиной и В. Василёвым в Большом театре (1965), до сего дня является украшением афиши коллектива «Московский классический балет». Вот мнение Наталии Касаткиной о Маргарите в роли Бесноватой в этом спектакле: «Маргошину Бесноватую я приняла безоговорочно и сразу. Исполнительнице удалось в рамках предложенной хореографической концепции создать глубоко содержательный, эмоционально наполненный и по-своему оригинальный образ. Она не копировала предшественниц, в том числе и меня, а шла своим путем».

Согласитесь, что такой отзыв выдающегося хореографа и блистательной танцовщицы дорогого стоит, особенно если учесть, что  Наталия Дмитриевна является первой и пока никем не превзойденной исполнительницей этой роли в Большом театре.

Маргарита Перкун-Бебезичи. Джульетта

В роли Джульетты

Маргарита была одной из лучших Джульетт в балете, поставленном  Касаткиной и Василёвым. Робкая, угловатая, доверчивая  девочка-подросток в начале спектакля превращалась силой всепобеждающей любви в ее прекрасный символ. Джульетту Маргариты отличали глубокое осмысление и «проживание» характера, искренность, эмоциональность, сила «шекспировских страстей» и вера  в добро.

«Среди моих учениц, – вспоминала Марина Кондратьева, – Маргарита выделялась своей индивидуальностью, необыкновенной работоспособностью, музыкальностью. Она  обладала легкостью и удивительным прыжком, такого я не встречала ни у одной балерины… Маргарита имела сильно развитое чувство стиля, верно схватывала малейшие нюансы, умела передавать тончайшие оттенки чувств в порывистом, раскрепощенном танце. Добилась она этого не сразу. Я была свидетельницей того, как упорно работала Маргарита, осваивая  те основы нашего искусства, которые дают возможность приобрести такую танцевальную свободу».

А потом были подготовка и участие в международном конкурсе, выступление на прославленной сцене Большого театра, любовь зрителей, триумф и постоянное внимание прессы:

«Маргарита Перкун-Бебезичи (первая премия), так приглянувшаяся зрителям во время первых двух туров, – писала газета «Неделя», – снова проявила романтические черты своего дарования, затаенную замедленность танца, который окутывал покров недоговоренности, таящей в себе глубину чувств».

«Для меня как педагога, – сказала в интервью газете «Советская культура» член жюри от Канады Бетти Олифан, –  необычайно важны в балете артистизм, поэзия, одухотворенность. Высокая техника должна быть лишь подспорьем для передачи образа. Не могу не сказать, что ваша танцовщица Маргарита Перкун-Бебезичи произвела на меня в этом смысле самое сильное впечатление».

«Мне особенно запомнилась Маргарита Перкун-Бебезичи в партиях Дианы и Сильфиды, – сказала член жюри, прима-балерина Румынского оперного театра Магдалена Попа́. – Она создала здесь танец необычайной одухотворенности и красоты».

«Особенно запомнились выступления Маргариты Перкун-Бебезичи, – сказала в интервью журналу «Советский балет» член жюри, директор Индийского института хореографии Мая Рао. – Ее артистическая чуткость, музыкальность, чувство стиля, пластическая легкость, одухотворенность исполнения покорили»…

* * *

Маргарита Перкун-Бебезичи

 

Заключить эти воспоминания о необыкновенно талантливой, но рано ушедшей из жизни балерине хочу словами из ее последнего сразу после конкурса интервью: «Танец – моя жизнь. Я мечтаю станцевать в “Легенде о любви”».

Этого балета ей станцевать не пришлось, но сама она стала легендой. Творческая жажда балерины Перкун-Бебезичи не знала утоления, она посвятила свою жизнь искусству света, радости, гармонии и оставила в нем заметный след.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 425