Густав Малер. Симфония № 9 ре-мажор

Густав Малер. Симфония № 9 ре-мажорПоследние годы жизни Густава Малера были нелегкими: умерла пятилетняя дочь, а вскоре у него обнаружилось серьезное заболевание сердца, требовавшее покоя, который он себе позволить не мог. Композитор понимал, что в случае его смерти жене и дочери нужно будет на что-то жить, и потому оставил пост директора Венской оперы и возглавил Метрополитен-опера в Нью-Йорке. Музыкантов, с которыми пришлось теперь работать, Малер охарактеризовал так: «Настоящий американский оркестр, бездарный и флегматичный». Работа с таким оркестром отнимала намного больше сил, но лучше оплачивалась.

Вот в таких условиях писал Малер симфонию для хора и солистов, последовавшую за грандиозной Восьмой. Она должная была стать Девятой – но это пугало серьезно больного композитора: симфония с таким номером стала последней для Бетховена, так же было и с Брукнером… и он не называет произведение симфонией, оно остается «Песнью о Земле». Девятой стала следующая симфония – фактически десятая, ее автор все же не побоялся так назвать.

Симфония № 9 четырехчастна, и это ее отличает от многих иных произведений композитора в этом жанре. Впрочем, это не означает, что ее структура полностью соответствует классическим канонам. Вопреки таковым, первая часть и заключительная являются медленными, а между ними располагаются скерцо и рондо. Драматическим центром оказывается не первая часть (как это обычно бывает в классическом цикле) и даже не финал (как нередко бывало в малеровских симфониях), а третья.

Известно, что композитор сравнивал свою Девятую симфонию с Четвертой. Вероятно, имелось в виду не только четырехчастность обоих произведений, но и отсутствие образов борьбы. Образный строй Девятой симфонии идеально выражается словами Бруно Вальтера, которыми дирижер характеризовал последние годы, прожитые композитором: «Мир лежал перед ним в мягком свете прощания».

Первую часть Альбан Берг назвал «лучшим, что написал Малер». Форма ее настолько индивидуальна, что дать ей какое-либо определение весьма сложно. Разные музыковеды усматривали в ней черты сонатности, двойных вариаций, даже вариантно-строфической формы. Несомненна ее песенная природа – даже элементы оркестровой фактуры напоминают фортепианные фигурации, сопровождающие пение. Наряду с фигурациями фактуру пронизывают переплетающиеся мелодические голоса. Лирика первой части исполнена тоски и страдания, которое прорывается в волнах музыкального развития.

Во второй части использован ритм, характерный для лендлера. Но если в ранних симфониях он был связан с патриархальными образами, то здесь он превращается в картину, страшную в своей гротескности. Тема подчеркнуто проста, примитивна даже, одни и те же мотивы бесконечно повторяются. Преувеличенная «прямолинейность» этой темы подчеркивается тональностью (до-мажор), а оркестровка насыщена комическими чертами: форшлаги валторн, неуклюже звучащая нижняя струна у скрипок. Столь же гротескной кажется вторая тема – в вальсовом ритме. Итог развитию подводит кода, в которой предельно омрачаются элементы обеих тем.

Третьей части автор дал определение «Рондо. Бурлеска». Термин «бурлеска» он трактовал как шутку с циничным оттенком. Здесь можно услышать отголоски различных тем предыдущих симфоний – героических, драматических или патетических – но здесь их индивидуальный облик потерян в общем «механическом» движении. Особенно страшным выглядит рефрен с его внеэмоциональной полифонией, не менее зловещим кажется маршевый эпизод. Лишь лирика второго эпизода противостоит этим образам – но и эта тема сметается рефреном, неспособная оказать ему сопротивление.

Лирический финал потрясает своей проникновенностью. Своей прозрачностью и нежностью он напоминает заключительную часть «Песни о Земле». В первой теме мелодические скачки сочетаются с хоральностью, что придает ей величие и одновременно экспрессивность. Развертывание этой мелодии широкого дыхания кажется бесконечным, а особое благородство придает ей мягкий тембр скрипок, играющих в низком регистре, в сочетании с валторнами. Вторая тема, зародившаяся в недрах первой, кажется неким бесплотным идеальным образом: аскетичную, сдержанную мелодию проводят скрипки в высоком регистре. Эту холодную в своей возвышенности мелодию сопровождают более «земные» мелодические голоса в низком регистре. В музыкальном развитии четвертой части главную роль играет первая тема. Но завершается это развитие не апофеозом, а постепенным истаиванием: мелодические фразы дробятся на мотивы и растворяются, замирая на тонической терции.

Девятая симфония стала последним произведением, которое завершил Густав Малер – работа над Десятой была прервана смертью. Не дожил композитор и до премьеры Симфонии № 9, состоялась которая в июне 1912 г. в Вене. Дирижировал первым исполнением ее Бруно Вальтер.

Симфония № 9 стала одним из наиболее часто исполняемых и записываемых произведений Густава Малера. Около ста дирижеров – в их числе Леонард Бернстайн, Герберт фон Караян – осуществляли ее записи, причем некоторые делали это неоднократно.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 17