Густав Малер. Симфония № 5 до-диез минор

Густав Малер. Симфония № 5 до-диез минорСимфония № 5 становится в творчестве Густава Малера переломным моментом. По словам Бруно Вальтера, композитор желал теперь «писать музыку только как музыкант». В противоположность предшествующим симфониям, здесь не задействован вокал, а значит, от слова, от прямых внемузыкальных ассоциаций – будь то философия или же литература – композитор отказывается. Такие перемены неизбежно связываются с нахождением нового стиля. Не случайно, вспоминая в 1911 г. о времени работы над данной симфонией, Малер признается в письме: «Навык, приобретенный в работе над первыми четырьмя симфониями, полностью покинул меня».

Вопрос о количестве частей в Пятой симфонии не так прост, как кажется. Формально их пять – траурный марш, аллегро, скерцо, адажиетто и финал. Сам Малер говорил о трех разделах, в первый из которых он объединял траурный марш и аллегро, а в последний – финал с предшествующим ему адажиетто. Однако в качестве истинной первой части рассматривал он не траурный марш, а аллегро – в этом случае можно говорить о классической структуре цикла (с той лишь разницей, что скерцо оказывается второй частью, медленная – третьей, а не наоборот). Более того, Малер обращается к традиционной для венского классицизма форме финала – рондо-сонате, чего прежде не делал.

Первая часть – траурный марш со всеми его традиционными жанровыми признаками: ритм мерной поступи, ритмическое скандирование, тембр медных духовых (широта диапазона мелодии потребовала задействования всей группы). Традиционность эта балансирует на грани банальности, но подчеркнутая сухость ритма некоторых мотивов создает впечатление отстранения от подчеркнутой чувствительности мелодии – композитор словно предлагает слушателю взглянуть со стороны на банальность жизни и смерти. Вторую тему – единственную в этой части мажорную мелодию – излагают деревянные духовые в сексту. Траурный марш имеет сонатную форму с эпизодом, замещающим разработку. Характер контрастного эпизода полностью соответствует авторской пометке: «Со страстью. Дико». На фоне синкоп у тромбонов в верхнем регистре совмещаются две мелодии. Одну из них – хроматическую – проводит труба, другую, построенную на «стонущих» задержаниях – солирующая скрипка. В репризе развитие второй темы экспозиции сближает ее с первым номером одного из самых трагедийных произведений Малера – «Песен об умерших детях».

Во второй части настроение глубокой скорби сохраняется, но выражается оно иными средствами. Форма ее тоже сонатная. Главная партия представляет собою целую группу тем, распределенных по регистрам и тембрам и организованных в трехчастную структуру, но общий характер определяет первая тема – импульсивная, драматичная. Побочная строится на тематических элементах первой части, но композитор обращается с ними весьма свободно – мотивы подвергаются вариантным изменениям и перестановке.

Третью часть Малер не случайно выделил в особый крупный раздел – скерцо весьма масштабно по размеру и разнообразно по тематизму. Композитор утверждал, что здесь «мнимый беспорядок должен разрешиться в высший порядок и гармонию». Но гармония эта предполагает не идиллический покой, а радость деятельности. На структуру ее оказала влияние форма большого венского вальса XIX века. Тема, в которой одни музыковеды усматривают черты лендлера, а другие – вальса, подвергаются варьированию, в процессе которого возникают и новые танцевальные темы – то грациозные, то лирические, то гротескные. В трио – при всей его прозрачности – продолжается интенсивная «работа мысли»: переплетающиеся мелодические линии начинаются одними инструментами и продолжаются другими.

Четвертой части Малер дал не вполне обычное определение – Adagietto, подразумевая под этим словом не темповое уточнение, а «маленькое адажио». Действительно, миниатюрным здесь кажется все – масштаб части, форма (простая трехчастная), оркестровка (исключительно струнные, сопровождаемые арфой). Ясная мажорная мелодия с элементами пентатоники некоторыми интонациями перекликается – как это нередко бывает у Малера – с песней. Правда, эта песня – «Я потерян для мира» – была написана позже, чем Пятая симфония.

Начало финала – веселая, незамысловатая мелодия в народном духе на фоне «волыночного» квинтового сопровождения – заставляет вспомнить о симфониях Гайдна. Последующие темы и их развитие не нарушают этой атмосферы радости, хотя композитор использует, в том числе, и такой серьезный прием развития тем как двойная фуга. Финал производит впечатление искренней и наивной радости.

Симфония № 5 была исполнена в октябре 1904 г. в Кёльне, где благосклонно была принята Третья симфония Малера. Но надежды композитора не оправдались: автора упрекали в вульгарности, эклектичности и даже отсутствии вкуса. Впрочем, создатель и сам был не вполне удовлетворен свой работой и вплоть до 1911 г. вносил изменения в симфонию. Впоследствии она стала одним из наиболее часто исполняемых произведений Густава Малера.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 323