Густав Малер. Симфония № 4 соль-мажор

Густав Малер. Симфония № 4 соль-мажорЗамысел Симфонии № 4 родился у Густава Малера одновременно с Третьей, в финале которой он первоначально намеревался использовать песню «Райское житье» (с программным указанием «что рассказывает ребенок»), созданную ранее на текст из сборника «Чудесный рог мальчика». Но в конечном итоге композитор от этой мысли отказался, а из песни «выросла» новая симфония – Четвертая. Писать ее Малер начал в 1899 г., он в то время возглавлял Венскую оперу, поэтому время на создание музыки у него появлялось только летом. Большая часть симфонии была написана в Майеринге, где композитор отдыхал в июле и августе 1901 г., а окончательно он завершил произведение в 1901 г.

Малер признавался, что произведение, ставшее в конечном итоге симфонией, первоначально задумывалось им как «симфоническая юмореска». Но малеровский юмор соотносится с тем пониманием категории комического, которое присуще творчеству Жана Поля – глубоко чтимого Малером писателя: смех – это защита от тех трагических противоречий реальности, изменить которые человек не в состоянии. Содержание песни, ставшей основой симфонии – это представление о Рае, которое свойственно ребенку (много вкусной еды, танцы, веселье), и печать подобной наивности лежит на всей симфонии. Наивность эта воспринимается как стремление уставшего, разочарованного человека отстраниться от жестокой реальности, ставящей вопросы, ответа на которые нет.

В Симфонии № 4 немало взаимосвязанных тем – Малер называл это «богатым органическим развитием живых ростков».

Вступление к первой части с его флейтовыми форшлагами и бубенцами кажется механическим, не вполне живым – впоследствии эта тема появляется в различных частях на гранях формы. Более того, «механистичность» этой темы напоминает о себе на протяжении всей экспозиции беспрестанной пульсацией восьмых, на фоне которой проходят простодушно-идиллические темы: гибкую главную партию от лиричной побочной отделяет танцевальная связующая, подчеркнуто простая. В разработке интонации тем из экспозиции предстают в искаженном виде, что порождает ощущение тревоги: идилличный в своей простоте мир оказывается под угрозой разрушения. Приемы, применяемые композитором – будь то ладово-гармоническая или метроритмическая трансформация мотивов, выделенных из тем, или изменение их тембровой окраски – служит одной цели: придать мотивам гротескный вид. При этом мелодии (в особенности главная партия) постоянно «пытаются восстановить» свой прежний вид, но каждый раз эти попытки пресекаются. Это противоборство продолжается и в репризе, «мир гармонии» восстанавливается только в конце первой части: композитор словно «любуется» мотивами главной партии, поручая их разным инструментам.

Вторую часть Малер не называет скерцо, но по сути своей она таковым является. Первоначально она имела подзаголовок «Смерть наигрывает», впоследствии автор от него отказался, но связь с гротескным образом Смерти, пришедшим из фольклора, из средневековых гравюр, ощущается явственно. Впечатление страшного гротеска усиливается оркестровкой – она нарочито примитивна (словно оркестр в кабаке наигрывает лендлер), а солирующая скрипка настроена на тон выше, чем обычно, создавая ощущение фальши. Этому нарочитому, «ненастоящему» и потому страшному веселью противопоставляется искреннее, гармонически устойчивое трио.

Лирико-драматическим центром симфонии становится третья часть. Созерцательная тема словно зарождается постепенно, представая сначала в уменьшенном составе струнных, а затем – у всей струнной группы. Подключаются и иные инструменты – гобой, фаготы, валторны. Проведенная троекратно, тема подвергается изменениям, причем сначала преобладает восходящее движение, а при третьем проведении – нисходящее. Из восходящего мелодического хода первой темы рождается вторая, представляющаяся ее омраченным вариантом. В процессе развития меняется и темп (происходит ускорение от Andante до Allegretto), и размер, который превращается из четырехдольного сначала в трехдольный, а затем – в двухдольный. Тема теряет свою созерцательность и приобретает черты танцевальности. В конце части – как крик отчаяния – возникает мелодия песни «Райское житье».

На той же самой мелодии построена четвертая часть, но теперь – в исполнении солистки-сопрано – звучит она совершенно иначе, спокойно и гармонично. Это состояние нарушает оркестровый эпизод, разделяющий строфы безмятежной песни – он построен на вступительной теме из первой части, но здесь она проводится в более плотной оркестровке. В коде финала тема песни распадается на мотивы, постепенно затихая.

Симфония № 4 впервые прозвучала в Мюнхене в 1901 г. под управлением самого Густава Малера. Слушатели не оценили это необычное произведение, оно казалось лишенным стиля, искусственным и даже вызывало подозрения – не издевается ли композитор над публикой? Более теплый прием встретило произведение в 1904 г. в Амстердаме. Впоследствии ее часто включал в свои концертные программы Бруно Вальтер, а в 1945 году он одним из первых записал Симфонию № 4 Малера.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 55