Маленький город, большой фестиваль, вечная любовь

Ricordi3Фестиваль в Брегенце долгое время составлял конкуренцию прославленному коллеге – фестивалю в Зальцбурге. Думается, что последний все же более знаменит. Зальцбург – родина Моцарта и поток туристов туда не иссякает. Брегенц – центр федеральной земли Форальберг, что на самом западе Австрии и «выходит» на Бодензее, по существу городок: всего 28 тысяч жителей.

Начиналось все семьдесят лет назад в 1946 году. Тогда в Брегенце не было ни одного театра. Сразу после войны в 1946 году в Брегенце организовали Festwoche ? Праздничную неделю и поставили первую оперу Моцарта «Бастьен и Бастьена». Она положила начало «оперному делу» в столице Форальберга. Это сейчас Брегенцский фестиваль один из самых раскрученных и, без сомнения, самых интересных в Европе, а тогда речь шла о двух баржах, пришвартованных на Бодензее, на одной из них играли оперу, а на другой помещался оркестр.

Что за странная идея, можно подумать. Как можно подивиться уму и привлекательному характеру австрийского народа, сумевшего превратить каждый квадратный сантиметр собственной территории в нечто, манящее туриста. В Брегенце и его окрестностях это впечатляющие горные вершины, богатая история, вкусная кухня. Но самое большое счастье городка в том, что он очень удачно расположен: в этой точке сходятся три страны, Австрия, Германия и Швейцария, да и до княжества Лихтенштейн рукой подать. Счастье городка в том, что он растянулся вдоль прекрасного озера Бодензее – вот там-то и решили организовать Festwoche, которая со временем превратилась в престижный фестиваль. С самого начала в музыкальных мероприятиях в Брегенце принимал участие Венский симфонический оркестр: он играет здесь и поныне.

Фестиваль в Брегенце. Ricordi2Брегенцский фестиваль представляет различную продукцию на разных сценических площадках города. Но самой манящей из них является, конечно, озерная сцена. 7 000 человек сидит в подобии амфитеатра на берегу, а оперу играют на плавающей в водах Бодензее платформе. Излишне говорить, какие чудеса современных технологий задействованы в Брегенце и сколько любопытных эпизодов связано с этой уникальной площадкой. Как бы далеко ни шагнули технологии, озерная сцена всегда бросает вызов создателям спектаклей.

В 1965 году озерная сцена была полностью разрушена. В 1993 году артисты героически пели под дождем, несмотря на разыгравшуюся на озере настоящую бурю. В 2009-10 годах танцовщики в «Аиде» танцевали по колено в воде, а отец Аиды Амонасро волей режиссера Грэма Вика подслушивал диалог Аиды и Радамеса, полностью погруженный в воду, уцепившись за края платформы. В 2011-12 годах техникам так и не удалось «укротить» кусок ткани размером в 700 квадратных метров, прикрывавший голову бюста Марата, основной части инсталляции в «Андре Шенье».

За 70 лет существования Брегенцский фестиваль представил немало не просто интересных, а попросту сногсшибательных постановок. С 2003-его года должность интенданта занимал Дэвид Паунтни, на его «правление» пришлись впечатляющие и оставшиеся в истории «Тоска» (2007-08), «Аида» (2009-10), «Андре Шенье» (2011-12), «Волшебная флейта» (2013-14). На место Паунтни в начале 2015 года заступила Элизабет Соботка, ранее работавшая в Берлине и Граце. При Соботке на озерной сцене поставили «Турандот», которая уступала постановкам эры Паунтни, но зато в Фестшпильхаусе норвежец Стефан Херхайм сотворил невиданные, потрясающие «Сказки Гофмана». Ныне, как и прежде, опера на озерной сцене «прокатывается» в течение двух лет, а название в Фестшпильхаусе каждый год новое. В нынешнем году, в честь 400-летия со дня смерти Уильяма Шекспира, Брегенцский фестиваль открылся малоизвестной оперой Франко Фаччо на либретто Арриго Бойто «Гамлет» в грандиозной и поразительно красивой постановке Оливье Тамбоси и с чешским тенором Павлом Чернохом в главной роли, интересным артистом, делающим прекрасную карьеру.

BregenzPublic«Турандот» и на второй год «проката» собрала огромное количество зрителей; за несколько дней до начала фестиваля было продано 162 000 билетов. Швейцарский дизайнер, он же режиссер Марко Артуро Марелли, подобно своему старшему коллеге из Италии Франко Дзеффирелли, в инсталляции использовал богатый набор китайских элементов. Кусок Великой Китайской стены был изогнут в форме дракона. Для постановки изготовили целую армию ? 205! – фигур терракоторых воинов, часть их «выглядывала» из волн Бодензее. Если кто-то ждал, что рано или поздно воины перейдут к действию, он ошибся! Терракотовая армия мирно простояла всю «Турандот» и так и осталась чисто декоративным элементом. Брегенцские спектакли всегда представляют из себя сложные инсталляции, в той, что сотворил Марелли, оранжевый дракон доминировал над чуть наклонной платформой с примыкающим к ней круглым цилиндром и маленьком пространством, изображающим больничную палату. «Крышка» цилиндра в первом действии служила сценой для «упражнений» мимов и акробатов, которым всегда находится работа в месяцы проведения фестиваля. Речь шла, подобно Арена ди Верона, об «оживляже», о заполнении пространства. Во второй картине цилиндр превращался в «домик» Пинга, Панга и Понга, а в сцене загадок крышка вставала вертикально и на нее проецировались изображения солнца, пресмыкающихся и человеческих лиц. Больничная палата иллюстрировала замысел драматурга Олафа Шмитта, по мнению автора, весьма искусственно подверстанную под пуччиниевскую «Турандот»: это была палата в брюссельской клинике, где Пуччини провел последние месяцы своей жизни, где его без результата лечили от рака горла. В освещенной тревожным синим светом палате были кровать, пианино и кресло.

Главный герой оперы Калаф в брегенцском спектакле как две капли воды был похож на автора оперы. Пуччини, умирающий в клинике, отождествлял себя с экзотическим принцем. По мысли Шмитта, между Калафом и Пуччини было много общего: Пуччини посвятил свое творчество драматическим историям любви, Калаф пробудил чувство любви в «ледяной принцессе». Это Калаф сочинял партитуру «Турандот», это он проводил дни в больничной палате и там же пел хит «Nessun dorma». В остальном это была традиционная «Турандот» и зрелищность преобладала в ней над содержанием.

В Брегенце неизменно обратят ваше внимание на чудеса технологии, скрупулезно перечислят все детали. Инсталляция Марелли весит 335 тонн, дракон 72-метровой длины кажется сделанным из кирпичей, их 650 и на самом деле они сделаны из дерева и гипса. За ними скрываются 59 микрофонов. Структура спроектирована таким образом, что выдерживает порывы ветра скоростью 125 м в час. Самая высокая башня достигает 27 метров. Поверхность цилиндра имеет наклон в 15% и выдерживает вес 54 артистов.

DraghiBregО спектаклях на озерной сцене существует мнение, что они подходят под категорию шоу и к музыке не имеют прямого отношения. Доля правды в этом утверждении есть. Автору своими ушами пришлось услышать мнение двух дам, которые не видели большой разницы в пении в микрофон и в пении в режиме flash back. Но в Брегенце поют и хорошие певцы, случаются и вокальные открытия. В прошлом году в «Турандот» автору пришлось слушать в трех главных партиях Эрику Суннегарт (Турандот), Рафаэля Рохаса (Калаф) и Марьюкку Теппонен (Лиу). В нынешнем году дамы остались прежние, а роли Калафа «попался» итальянец Риккардо Масси. Шведское сопрано Эрика Суннегард не оставила ни малейшего воспоминания о себе после ухода с озерной сцены и в этом году впечатление было точно такое же. Риккардо Масси обладает крепким, «стенобитным» тенором и легко выдерживает трудную партию Калафа. За исполнение арии «Nessun dorma» публика горячо аплодировала певцу. Но «звездочкой» озерной «Турандот» как была так и осталась финская певица Марьюкка Теппонен, которая создала трогательный образ Лиу, символа вечной и верной любви.

На плечи дирижера Паоло Кариньяни в этом году легла двойная ответственность: он дирижировал и «Турандот» на озерной сцене, и «Гамлетом» в Фестшпильхаусе. Кариньяни провел оперу, гармонично сочетая обдуманность и динамичнсть, не забыл дать уху публики «отдохнуть» на лирических фрагментах и добился яркого звучания оркестровых групп.

Брегенцскому фестивалю невозможно сказать «прощай». Это всегда будет нежное «до свидания». До свидания, мирный душистый город, до свидания, театральные чудеса на озерной сцене, до свидания, блестящие режиссерские эксперименты в Фестшпильхаусе. «Кармен», мы ждем твоего появления в Брегенце с волнением!

 

Брегенц

Специально для Музыкальных Сезонов

Фото предоставлены официальным сайтом фестиваля bregenzerfestspiele.com

Просмотров: 74