Маквала Касрашвили и друзья

Фото со страницы vk Игоря Головатенко

Когда солисты оперы поют камерную музыку, это всегда становится интересным событием. Многие мастера бывают великолепны в спектаклях, но при этом абсолютно не состоятельны в деликатном жанре. Совмещать эти две ипостаси вокального искусства – редчайший дар.

Программа одного из предновогодних концертов в Бетховенском зале Большого театра привлекала к себе внимание по разным причинам. Самое простое название концерта «Маквала Касрашвили и друзья» заведомо определило не официозный тон, а атмосферу, близкую к стилю домашнего музицирования.

В круг приближённых одной из самых известных певиц прошедшей эпохи главного театра страны вошли Ольга Кульчинская (сопрано), Олег Кулько (тенор), Игорь Головатенко (баритон) и Светлана Шилова (меццо-сопрано).

Большая концентрация всем известной музыки, так называемая «популярная классика» («О нет, молю, не уходи!», «Хотел бы в единой слово»), настраивала меломанов не только на необходимость достать из закромов свою тонкую душевную организацию, но и явно чего-то ожидать, например, любопытных интерпретаций знакомых шедевров.

В этот вечер певцы выступали с Секстетом артистов оркестра Большого театра. Знаменитый бренд театра имеет значимую и богатую историю, многие слушатели и сейчас хранят тёплые воспоминания о блестящих составах прошлого. Имеет смысл сохранить для истории и современные имена: Кирилл Филатов (скрипка), Роман Денисов (скрипка), Дмитрий Безинский (альт), Вячеслав Чухнов (виолончель), Кирилл Носенко (контрабас) и Алла Басаргина (фортепиано).

Итак, 21 декабря, собираясь посетить Бетховенский зал, мы рассчитывали услышать оживлённые камерные миниатюры в своеобразных и занятных трактовках солистов Большого театра, послушать непосредственно саму «живую легенду», оценить качество звучания Секстета артистов оркестра и… возвышенно отдохнуть, получить наслаждение. Что же получилось в реальности?

Маквала Филимоновна мудро уступила сцену молодым коллегам, спев всего лишь два романса П. И. Чайковского в дуэте со Светланой Шиловой и романс Сантуцци из оперы П. Масканьи «Сельская честь». Публика была явно счастлива существовать с ней здесь и сейчас, в одном пространстве.

Настоящим чудеснейшим откровением в концерте стало выступление молодой солистки Большого театра, выпускницы Молодежной программы Ольги Кульчинской. Недавно она завоевала III премию на конкурсе Пласидо Доминго «Опералия» в Гвадалахаре, публика уже хорошо знакома с её театральными работами в различных партиях, лично мне особенно дорого воспоминание о её трогательной, доброй и небесно-чистой Марфе в «Царской невесте» Н. А. Римского-Корсакова.

Ольга Кульчинская, открыв вечер, глубоко и чувственно исполнила два русских романса на стихи А. С. Пушкина. Прекрасно прозвучал романс А. Власова «Фонтану Бахчисарайского дворца», но особенно поразила детальная проработка и деликатное звуковедение в знаменитом произведении С. В. Рахманинова «Не пой, красавица, при мне». Во втором отделении певица продемонстрировала яркое актёрское мастерство в испанском болеро Л. Делиба «Девушка Кадиса».

Мужские голоса порадовали меньше. Довольно тускло и «обестембренно» звучал тенор Олега Кулько в романсе молодого цыгана из рахманиновского «Алеко»: народный артист слушался довольно тяжело, не хватало полётности и свежести в голосе. Видимо, поэтому всё, что певец хотел высказать в этом и других исполненных им сочинениях, к сожалению, сердец слушателей так и не достигло.

Игорь Головатенко по качеству звука вполне убедительно исполнил несколько романсов Чайковского и Рахманинова, но и тут не обошлось без своего камня преткновения. Солист выбрал довольно опасный подход к материалу: вместо попытки интерпретации знакомой классики он пользовался усреднённым собранием исполнительских шаблонов, различными интонациями возрождая в нашей памяти целую галерею знакомых образов.

Наконец, самое сложное впечатление вечера – Секстет Большого театра. Музыканты, безусловно, сами по себе очень талантливы, но общая картина целого совершенно не вырисовывалась. Её губили неадекватные темпы, несобранность и разрозненность голосов, а поверхностность и крупный план заменяли детальность. Определённо скучно и неинтересно в их исполнении прозвучал «Сентиментальный вальс» П. И. Чайковского и совершенно не прослушалась драматургическая идея «Элегии» С. В. Рахманинова с её выразительными тихими кульминациями. Более удачно коллектив сыграл «Пробуждение» Г. Форе и Интермеццо из «Сельской чести».

В течение двух часов не покидало ощущение, что этот концерт, хоть и вполне удачно срежиссированный Владимиром Плехановым, по музыкальной части скорее «состряпан» за неприлично короткий срок, видимо, просто нужно было отыграть «плановую программу». Такое в наше время уже отнюдь не редкость, но стоит ли Большому театру исповедовать именно такой подход к делу?

 

Сергей Буланов

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 100