Макабрический клавирабенд Алексея Чернова

МАКАБРИЧЕСКИЙ КЛАВИРАБЕНД АЛЕКСЕЯ ЧЕРНОВАОдин из весьма одарённых и самобытных российских пианистов наших дней Алексей Чернов дал 18 сентября 2016 года клавирабенд в Рахманиновском зале Московской консерватории. Он вышел из категории молодых исполнителей и занимает достойное место среди немалого числа интересных пианистов уже среднего возраста (ему 34 года).

Я впервые услышал Алексея Чернова в I туре XIV Международного конкурса им. П. И. Чайковского, где он играл последним – что не легче, чем играть первым. Но именно его публика наградила самыми длительными аплодисментами за весь тур. То же повторилось и после прослушивания во II туре. Сбой произошел в III туре, на что были объективные причины: Чернов узнал, что он допущен к участию в конкурсе, за неделю до его начала. Тем не менее, Чернов стал лауреатом V премии Конкурса им. Чайковского. Но это отдельная история.

Кроме того, что Чернов превосходный пианист, он ещё и интересный, активно пишущий композитор, что очень положительно сказывается в его подходе к исполнительству. В своей исполнительской манере он уравновешен, неистеричен и несуетен. Я отношу его манеру к гилельсовскому типу. Очень символично, что клавирабенд Чернова состоялся в тот же день, что и дневной концерт Валерия Афанасьева в честь 100-летия со дня рождения Эмиля Гилельса в Малом зале консерватории.

Всего Алексей Чернов стал лауреатом не менее двадцати международных конкурсов (и во многих из них – лауреатом Первой премии). Но возраст неумолим, и пианист отказался от участия в конкурсах. Зато конкурсы не отказались от Чернова – и он оказался по другую сторону баррикад: в июне этого года он работал в жюри VI Международного конкурса пианистов памяти Веры Лотар-Шевченко в Екатеринбурге. По свидетельству одного из членов того же жюри, Чернов был судьёй весьма строгим, но открытым к диалогу с любым участником конкурса.

Во время конкурса Чернов дал в концертном зале «Ельцин-центра» сольный концерт, прошедший с большим успехом. Этим выступлением он наглядно доказал своё право оценивать других исполнителей. Сейчас Алексей Чернов является членом жюри Первого международного конкурса памяти Н. К. Метнера по специальности «фортепиано».

В московский клавирабенд вошло почти полностью второе отделение концерта, с которым Чернов выступил в Екатеринбурге (Лист и Равель).

ПРОГРАММА КОНЦЕРТА В РЗК 18 сентября 2016 года:

ШУБЕРТ – Соната до минор, D 958

ШОПЕНПолонез-фантазия, ор. 61

ЛИСТ – Погребальное шествие, S 173 № 7

РАВЕЛЬ«Ночной Гаспар»

Бисы:

БАХ – БУЗОНИ – ЧЕРНОВ Хоральная прелюдия фа минор, BWV 639

ШОПЕНМазурка фа минор, ор. 5 № 3

РАХМАНИНОВПрелюдия соль мажор ор. 32 № 5

 

Можно усмотреть некую концепцию в программе московского клавирабенда: её пронизывает макабрический настрой. И соната Шуберта, и полонез-фантазия Шопена написаны смертельно больными композиторами незадолго до их кончины. Название пьесы Листа прямо указывает на её характер. В «Ночном Гаспаре» фигурирует виселица. Да и бисы отнюдь не оптимистичны…

Открывшая программу Соната до минор Шуберта была исполнена Алексеем Черновым великолепно во всех смыслах: и в техническом, и в музыкальном. Она была прекрасно выстроена по форме, что для Шуберта с его «божественными», но всё же длиннотами, является непростой задачей. Соната была убедительна и по динамике. Здесь в полной мере проявилось композиторское начало исполнителя, его чувство целого.

В Полонезе-фантазии Шопена у Чернова получился перебор в динамике. Конечно, полонез – танец помпезный. Но здесь же не просто полонез, а ещё и фантазия, что требует определённой доли прозрачности в фактуре пьесы, которой не было. В результате из-за излишней громкости Полонез-фантазия получился слишком тяжеловесным.

Тот же недостаток – излишняя громкость – наблюдался в «Ундине» из «Ночного Гаспара» Равеля. В результате «Ундина» потеряла присущую ей от природы текучесть. А «Виселица» и «Скарбо» прозвучали хорошо.

Замечательно было исполнено «Погребальное шествие» – седьмая пьеса из цикла «Поэтические и религиозные гармонии» Ференца Листа. Эта пьеса – мерный, тяжёлый шаг похоронной процессии с ударами колокола, идущей на погребение жертв венгерского освободительного движения 1848–1849 гг.

Первый великолепно сыгранный бис напрямую знакомит нас с Черновым-композитором. Это органная хоральная прелюдия фа минор BWV 639 транскрибированная дважды: сперва Бузони, а затем Черновым. По его рассказам, когда он взял в руки ноты транскрипции Бузони, он понял, что можно сделать её с более плотным фортепианным звуком, и он сделал такую транскрипцию, в большей степени учитывающую возможности современного рояля. Получилось очень убедительно.

Прекрасно отделанными прозвучали ещё два биса: мазурка фа минор, ор. 5 № 3 Шопена и прелюдия соль минор, ор. 32 № 5 Рахманинова. Бисы и должны быть безукоризненными – ибо в ином случае они теряют смысл, поскольку не становятся яркой точкой, завершающей программу.

Фото предоставлены пресс-службой МГК им. П.И.Чайковского

Просмотров: 198