Анатолий Константинович Лядов «Баба-Яга»

Анатолий Константинович Лядов «Баба-Яга»Лето 1881 года Анатолий Константинович Лядов проводит в деревне. Здесь он не только наслаждается красотами русской природы, но и проявляет интерес к народному творчеству – от наигрышей пастухов до сказок и преданий. Это увлеченность не покидает композитора и после отъезда из деревни – теперь он внимательно изучает сборники русских народных сказок, составленные Александром Николаевичем Афанасьевым и Иваном Петровичем Сахаровым. В особенности же завладевает воображением Анатолия Константиновича образ Бабы-Яги. По свидетельству современника, эта сказочная ведьма представлялась ему своеобразным «русским Калибаном» – существом полуреальным-полумифическим, одновременно наводящим ужас и жалким. Тогда же зарождается замысел музыкального произведения, в котором этот сказочно-мифологический образ был бы воплощен.

Не сразу принимается композитор за осуществление этого замысла – он надолго откладывает его ради работы над иными произведениями. К тому же, способность работать быстро никогда не была характерна для Лядова. Его «Баба-Яга» рождается только в 1904 году. К тому времени уже существовала иллюстрация Ивана Билибина к одной из сказок сборника Афанасьева, изображающая эту героиню.

Среди симфонических миниатюр Анатолия Константиновича Лядова, связанных со сказочно-фантастическими образами, «Баба-Яга» стала первой. Автор снабжает ее подзаголовком «картинка к русской народной сказке». Это непосредственно указывает на его подход к воплощению образа, в котором можно усмотреть параллель с импрессионизмом: некий выхваченный, яркий момент, «остановленное мгновение», а не действие, не развернутый сюжет (хотя в сказке «Василиса Прекрасная» из сборника Афанасьева, которая в основном и послужила для композитора источником вдохновения, присутствует и то, и другое – Баба-Яга там действует весьма активно, играя немаловажную роль и в развитии сюжета, и в судьбе главной героини). Такой яркий момент, на котором сосредотачивает внимание композитор – это весьма эффектная сцена полета Бабы-Яги в ступе.

Эта симфоническая картина открывается ярким тембровым эффектом – унисоном деревянных духовых, который напоминает свист («Баба-Яга вышла во двор, свистнула»). С такой же изобразительной яркостью пассажи передают момент появления ступы перед ведуньей. Сама же картина полета передается ритмическим движением в трехдольном размере с паузами на вторую долю. Угловатую мелодию с резкими акцентами таинственно интонирует фагот, затем – бас-кларнет. Вступление все новых инструментов добавляет демонизма этой фантастической картине – пассажи струнных, деревянное «щелканье» ксилофона («деревья трещали, сухие листья хрустели»). Волны развития музыкального материала сливаются в единый поток, пока звучность не рассеется и не затихнет. Эта симфоническая картина невелика по размерам – всего лишь 412 тактов – и при этом идет в очень быстром темпе (Presto). Она словно «проносится мимо» – как, должно быть, проносится сказочная ведунья в своей ступе, оставив человека в недоумении: а что же это было?

Первое исполнение симфонической миниатюры «Баба-Яга» состоялось в марте 1904 г. в Санкт-Петербурге, в рамках одного из концертов симфонического собрания, дирижировал Феликс Михайлович Блуменфельд. Произведение было восторженно принято слушателями, по словам автора рецензии, опубликованной в Русской музыкальной газете, оно было вне конкуренции. В последующие годы оно исполнялось довольно часто.

В 1917 г. балетмейстер Леонид Федорович Мясин наряду с другими произведениями Лядова использовал «Бабу-Ягу» для балета «Русские сказки», поставленного им в Париже.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 532