Композиторы стремятся найти новое понимание гениальности в цифровую эпоху

Будучи своего рода защитником современной музыки, Сюзанна Истборн не согласна с тем, что время великих композиторов осталось в прошлом. Мы живём в эпоху резких отличий, постоянных изменений и всё более тесных связей, и нам следует быть более открытыми новым веяниям времени.

Сюзанна Истборн

Сюзанна Истборн

В своем недавнем блоге, названном «Куда делись великие композиторы?» Филипп Кларк затрагивает несколько интересных вопросов, касающихся понятия «великий композитор» и заявляет об отсутствии таковых в наше время.

Будучи генеральным директором Sound and Music, ведущего учреждения Британии в вопросах современной музыки, а также бывшим музыкальным руководителем и генеральным директором фестиваля современной музыки в Хадерсфильде, я готова оспорить данные утверждения. Мне приходят на ум имена многих композиторов, несомненно, достигших величия во всех его проявлениях. Но это тема для другого разговора (мне, однако, интересно узнать, как может опера Томаса Адеса «Буря» так часто появляться на сцене по всему миру, если все восторженные отзывы в её адрес не соответствуют действительности).

Томас Адес. Photo: Boston Globe/Boston Globe via Getty Images

Томас Адес. Photo: Boston Globe/Boston Globe via Getty Images

Мне бы больше хотелось поставить несколько вопросов: каково это — быть композитором в 2016 году? Какой род музыкального творчества можно считать релевантным столь необычной эпохе, в которую нам волей судьбы выпало жить?

Филипп Кларк видит развитие музыки как однонаправленный линейный процесс, «поступательный марш», по его собственным словам. Череда великих композиторов, включая Джона Кейджа, Пьера Буле, Майкла Типпета, Карлхайнца Штокхаузена и некоторых других, включая «малыша» в этом списке – Хариссона Биртвисла (между прочим, единственного до сих пор живого представителя плеяды великих композиторов).

Не то чтобы я не любила их музыки и не восхищалась ими; быть может, «авангардность» – неотъемлемая черта музыки в целом, и она всегда идёт впереди своего времени, не получая должного признания сразу в момент создания (как говорит один мой друг, «нам всегда кажется, что великая музыка закончилась 40 лет назад»).

Однако нужно признать, что мир изменился за последние 10 лет, не говоря уже о тех изменениях, которые произошли за последний век. Мы недооцениваем разрушительного общественного эффекта цифровых технологий. Очевидно революционное влияние свободного доступа к информации и возможности общаться с людьми из самых разных уголков планеты. Но ключевые черты цифровой эпохи (лишённая иерархии, сетевая, постоянно меняющаяся, глобальная) имеют еще большее влияние на общество и, что вполне естественно, на существующую в нём культуру.

Шива Фешареки. Photo: Publicity image

Шива Фешареки. Photo: Publicity image

 

Точные и иерархичные представления о «величии» кажутся плохо сочетающимися с новой эпохой, может быть, даже раскалывающими общество в силу узкости подобного понимания «величия» и его культурных и демографических проявлений.

Блестящий композитор Шива Фешареки также придерживается этой точки зрения. «Мы живём в другое время, в мире, где все мы постоянно обмениваемся идеями. В музыкальной культуре найдется место самым разным видам музыки и музыкального сотрудничества. Разве нам важно, какой композитор может считаться «великим»? Или же нам более важны постоянные изменения в мире музыки, доступ к новым возможностям, а значит, возможность позитивного влияния музыки на жизнь большего числа людей?»

Лоре Ликсенберг. Photo: Simon Burt/BBC Two

Лоре Ликсенберг. Photo: Simon Burt/BBC Two

Оперная певица сопрано Лоре Ликсенберг также считает, что понятие «великий композитор» претерпело значительные изменения. «Мне было любопытно, кто станет следующим Буле. И думаю, что это будет не отдельный человек, но сообщество».

«Кроме того, посмотрите на то, какое влияние в мире современной музыки имеют Генри Коуэлл, которого в свое время поносили из-за его сексуальной ориентации, Варезе, Нанкарроу. В своё время все они отнюдь не занимали место на авансцене мировой музыкальной культуры. Благодаря интернету произошло так много изменений, мы стали гораздо ближе друг к другу».

Всё это не означает того, что одни музыкальные произведения отличаются от других по своему качеству и силе. У некоторых композиторов действительно есть та удивительная комбинация мысли, навыка, страсти и умения создать произведение, которое будет выделяться на фоне других. Я не отношусь к числу релятивистов. Но музыкальное искусство в нашу эпоху, характеризующуюся постоянными изменениями и глобальными угрозами, разворачивающимися прямо у нас на глазах, чему, кажется, не будет конца, очень отличается от той большой задачи восстановить поверженную ужасами мировой войны Европу, которую удалось реализовать благодаря общим для всех стран культурным основам.

Музыка сегодня создаётся во всё больших количествах, она многогранна и изменчива и потому не может уместиться в рамки какого-то одного понятия, музыкального направления. Я не признаю наличия того экзистенциального кризиса, о котором пишет Филипп Кларк. Музыка, которая открывает наши сердца и разум, заставляет нас задуматься — именно это, а не истории о Харизматичном Герое, и есть великая музыка нашего времени. И к счастью, нам повезло, – особенно в Великобритании – что такая музыка и сочиняющие ее композиторы имеются в изобилии. Едва ли можно дать худший совет начинающему композитору, чем послушать недавние рекомендации Джилиана Мура.

Я не уверена, что солидные эгоцентричные работы, будь то музыкальные произведения или здание оперы, дают нам представление о нашей эпохе. Я предпочту им «хрупкие» работы Йурга Фрея.

 

Автор – Susanna Eastburn

Перевод – Марат Абзалов

Источник – theguardian.com

Просмотров: 70