Клавирабенд Вадима Холоденко памяти Веры Горностаевой

холоденко1Вадим Холоденко, лауреат множества международных фортепианных конкурсов, в том числе Гран-при конкурса им. Марии Каллас в Афинах, первых премий – конкурса им. Шуберта в Дортмунде и Вана Клиберна в Форт-Уорте, дал 15 июня 2016 года клавирабенд в Малом зале Московской консерватории. Концерт прошёл в рамках абонемента № 13 «Музыкальное приношение ВЕРЕ ГОРНОСТАЕВОЙ»; в её классе Холоденко закончил и консерваторию, и аспирантуру.

В первом отделении прозвучали «Ночные пьесы» и «Юмореска» Роберта Шумана. Во втором – двадцать четыре прелюдии (ор. 11) и «Фантазия» ор. 28 Александра Скрябина. Первое отделение полностью повторило программу клавирабенда в мемориальной квартире Святослава Рихтера 11 декабря 2015 года. Второе отделение было снова отдано этюдам Александра Скрябина, но на этот раз другим. Так что построение программы было продуманным. Что-то в сознании Холоденко объединяет творчество этих двух композиторов. Мне кажется, что их объединяет возможность ритмической свободы, свободы агогики.

Над циклом «Ночные пьесы», ор. 23 Шуман начал работать в апреле 1839 года. Первоначально он назывался «Фантазии мертвеца», а его отдельные пьесы имели заголовки «Траурное шествие», «Странное общество», «Ночная пирушка» и «Застольное пение с солистом». В дальнейшем Шуман эти названия снял. Тем не менее к первой, второй и четвёртой пьесам они в разной степени подходят. А вот третья пьеса не ассоциируется с пиршеством никак. Это странное сочинение Шуман посвятил своему другу, инспектору шахтного управления. Название напоминает о «Ночных рассказах» Э. Т. А. Гофмана.

Наиболее сильное впечатление произвела первая пьеса. Хотя и названная первоначально «Траурное шествие», у меня она вызвала другие ассоциации. Было ощущение сна, в котором передвигаешься по лесу бесшумно и замедленно – ни одна веточка не хрустит. Какое-то мистически-сомнамбулическое состояние.

«Юмореску», ор. 20, Шуман написал в том же 1839 году, но раньше. Он первым из композиторов дал музыкальной пьесе такое название. Надо заметить, что слово «юмор» тут значит не то, что в современном языке, а «темперамент, настроение, прихоть, каприз». Такую идею композитор мог почерпнуть в экстравагантных фантазийных сочинениях писателя Жана Поля, которого Шуман очень ценил. В «Юмореске» (как в «Карнавале», но без привязки к конкретному персонажу) Шуман создает фейерверк музыкальных тем, которые произвольно возвращаются когда вздумается, а не тогда, когда этого требует форма рондо. У каждой темы – свой «аромат», ритмические сдвиги, дающие простор для агогики. Отдельные части Шуман снабдил пояснениями: «просто и нежно», «стремительно и легко», «поспешно», «проникновенно», «с некоторой пышностью», «интермеццо». Завершает «Юмореску» развёрнутое послесловие, так и озаглавленное: «В заключение». Оно напоминает название пьесы, завершающей шумановские «Детские сцены», «Поэт говорит». Это голос автора.

Да и всё исполнение шумановской части программы было очень «авторским», личным. В этом оно перекликается с исполнением Шумана Григорием Соколовым.

Оба сочинения Шумана дают простор для демонстрации пианизма исполнителя. У Холоденко пианизм высшей пробы. Он обладает богатой палитрой тонких нюансов, разнообразным красивым forte.

Не меньший простор для того, чтобы порадовать искушённого слушателя блестящей техникой, дают и двадцать четыре прелюдии Скрябина. Нет сомнений, что примером для них стали прелюдии Ф. Шопена. Но если у Шопена многие прелюдии разворачиваются в небольшие поэмы, то Скрябин остаётся в рамках миниатюры. В отличие от И. С. Баха, расположившего свои прелюдии и фуги в «Хорошо темперированном клавире» в хроматическом порядке, и Шопен, и Скрябин выстраивают их в последовательности квинтового круга. Холоденко исполнил и прелюдии, и «Фантазию» технически безукоризненно, не засушив их формально-равномерным звучанием. Они у него жили и дышали не в последнюю очередь за счёт тактично применяемой агогики.

Весь цикл прелюдий и «Фантазия» прозвучали великолепно, на одном дыхании, с безупречным вкусом, но наиболее сильное впечатление произвели медленные прелюдии: (№№ 2, 4, 13, 15, 22, 9, 10, 12, 21). Звучали они мистично, медитативно и невероятно красиво. Быстрые прелюдии были исполнены с высочайшим техническим мастерством.

На бис Холоденко блеснул двумя пьесами Ференца Листа – Венгерской рапсодией № 19 S. 244 № 19 и Invocation («Призыв») из цикла «Поэтические и религиозные гармонии» S. 173 № 1.

«Призыв» имеет двойственный характер. Начинается пьеса гимническими звучаниями неколебимой веры на двух форте с неожиданным переходом на пиано, выражающим сомнение. Но оно краткое. Гимническое звучание вновь нарастает, сметает сомнения и утверждает веру. Мне кажется, что такое завершение концерта сегодня в первую очередь нужно самому пианисту.

(На следующий день Вадим Холоденко играл эту же программу в Концертном зале Мариинского театра в Санкт-Петербурге.)

 

 

Справка:

 

ВАДИМ ХОЛОДЕНКО родился в 1986 году в Киеве. Окончил Киевскую специальную музыкальную школу им. Н. В. Лысенко, продолжил обучение в Национальной музыкальной академии Украины имени П. И. Чайковского. С 2005 по 2010 год – студент, с 2010 по 2013 аспирант Московской государственной консерватории имени Чайковского (класс профессора Веры Горностаевой). Сейчас проживает в США.

Лауреат многих международных конкурсов: юношеских — Владимира Крайнева, памяти Владимира Горовица и имени Сергея Прокофьева; международных фортепианных конкурсов имени Ференца Листа в Будапеште (2001, III премия), имени Марии Каллас в Афинах (2005, Гран-при), имени Джины Бахауэр в Солт-Лейк-Сити (2006, III премия), в Сендае (2010, I премия), имени Франца Шуберта в Дортмунде (2011, I премия), конкурса Марии Канальс в Барселоне (2012, III премия). В мае 2013 года музыкант был удостоен I премии и золотой медали одного из самых престижных фортепианных состязаний – XIV Международного конкурса имени Вана Клиберна, проходящего раз в четыре года в Форт-Уорте в Техасе. Стипендиат фондов В. Спивакова, М. Ростроповича, Ю. Башмета, «Русское исполнительское искусство». Лауреат Молодёжной премии «Триумф» (2004).

Вадим Холоденко с успехом выступает на лучших сценах Москвы и Санкт-Петербурга, во многих городах России. Гастролировал в Украине, Австрии, Венгрии, Польше, Румынии, Германии, Греции, Италии, Франции, Хорватии, Чехии, Швейцарии, США, Израиле, Китае, Японии.

С 2004 года пианист постоянно сотрудничает с Государственным симфоническим оркестром «Новая Россия» (дирижёры Ю. Башмет, Е. Бушков, К. Ванделли). Выступал с Государственным академическим симфоническим оркестром России имени Светланова (дирижёр М. Горенштейн), Симфоническим оркестром Государственной капеллы Санкт-Петербурга п/у В. Чернушенко, Симфоническим оркестром Национальной филармонии Украины (дирижёры Н. Дядюра, Т. Комацу) и другими.

Принимал участие в фестивалях «Дни Моцарта в Москве» и «Посвящение» в Государственной Третьяковской галерее, «Музыкальный Олимп», «Балтийские сезоны», проекте «Steinway-парад» в Московском международном Доме музыки и других престижных музыкальных форумах в России и за рубежом. Имеет записи на венгерском и греческом радио. Записал компакт-диски с сочинениями Шуберта, Шопена, Листа (Двенадцать трансцендентных этюдов), Дебюсси, Метнера, Рахманинова. Автор фортепианных обработок романсов Рахманинова «Мелодия», «Крысолов» и хора «Белилицы, румяницы» из цикла «Три русские песни для хора и оркестра». Пианист увлекается также джазовой импровизацией.

 

Просмотров: 194