Камиль Сен-Санс. Симфония № 3 до минор («Симфония с органом»)

Сен-СансВ каждой области музыки есть свои «титаны», чьи творения считаются непревзойденными образцами. Если мы вспомним, что в симфонии таким «столпом» считается Людвиг ван Бетховен, мы поймем, что имел в виду композитор Шарль Гуно, когда сказал о Камиле Сен-Сансе: «Вот французский Бетховен!» Эти восторженные слова относились к Симфонии № 3 до минор, созданной Сен-Сансом в 1886 г. Это произведение композитор намеревался посвятить великому старшему современнику – Ференцу Листу, но судьба распорядилась иначе: в то время, когда Сен-Санс работал над симфонией, Лист ушел из жизни, и композитор посвятил Третью симфонию его памяти.

Образное содержание Симфонии настолько многогранно, что о нем спорили современники, и исследователи последующего времени. В ней усматривали и «спор между сомнением и верой», и выражение переживаний композитора, связанных с пошатнувшимся здоровьем, и даже… изложение католической доктрины (хотя последнего от Сен-Санса можно было ожидать в последнюю очередь, учитывая особенности его мировоззрения). Произведение необычно и по форме, и по инструментальному составу. Композитор использовал такие не свойственные симфоническому жанру инструменты, как фортепиано и орган (поэтому произведение называют «симфонией с органом»). Произведение состоит из двух частей, но это не уменьшает ее масштаба – каждая из частей очень широко развита.

Первая часть – Adagio – Allegro moderato – Poco adagio – открывается кратким вступлением, лирические интонации которого перекликаются с творениями Сезара Франка. Развитие основной темы с ее беспокойным движением шестнадцатых начинают струнные, сопровождаемые подголосками деревянных духовых. По мере развития присоединяются все новые и новые тематические элементы, но ощущения «музыкального излишества» или «пестроты» при этом не возникает, весь мелодический материал раскрывает различные грани одного образа, передавая чувство встревоженности и печали. Мощные эмоциональные нарастания, ведущие к «вершинам», сменяются «затишьями», основная тема изменяет свой облик – в ней звучит то смятение, то утешение, и это сближает до-минорную симфонию Сен-Санса с листовскими принципами монотематизма (не случайно композитор решил посвятить это произведение Ференцу Листу). Но, в отличие от Листа, варьирование темы у Сен-Санса не приводит к ярким образным контрастам, оставаясь в пределах классической сдержанности и уравновешенности. В конце первой части после генеральной паузы тихо и строго звучит орган в сочетании со струнными – эта тема выглядит настолько возвышенной и сосредоточенной, что ее так и хочется назвать «молитвой» (не случайно в Симфонии усматривали католические идеи!). Светло, вдохновенно и возвышенно звучит мажорная кода – она весьма обширна, что позволяет сопоставить ее с традиционными медленными частями симфоний.

Вторая часть – Allegro moderato – Presto – Allegro moderato – Maestoso – Allegro – Molto allegro – Pesante – по образному строю не контрастирует первой, а представляет «новый виток развития». С первой частью ее объединяет основная тема, которая здесь звучит еще более тревожно – и тоже подвергается варьированию. Один из переломных моментов развития – переход к мажору – отмечен фортепианными пассажами, которые звучат очень звонко и эффектно. Вслед за последующими новыми омрачениями и просветлениями колорита появляется основная тема, приобретающая грозную силу. Последующее развитие приводит к затишью, которое неожиданно прерывается мощным мажорным аккордом органа. В следующем обширном разделе основная тема звучит в мажоре, и в ликующем завершении симфонии слышатся и «фанфары», и «колокольная» звучность.

Симфония № 3 была последним сочинением Сен-Санса в этом жанре – хотя композитор прожил еще более двадцати лет и до самой смерти продолжал сочинять музыку, за создание симфоний он больше не брался: «Я дал тут все, что мог дать, и то, что я сделал тогда, я уже не сделаю снова», – так говорил он о своей последней симфонии. А как восприняли ее современники? Без критических отзывов, конечно, не обошлось (были упреки по поводу стремлений к особым эффектам, отсутствия новаторства и недостаточной эмоциональности), но в целом прием был благосклонным – даже Венсан д’Энди, который Сен-Сенса недолюбливал, говорил о большом мастерстве, проявленном композитором. Сергей Иванович Танеев в письме к Петру Ильичу Чайковскому упоминает об этом сочинении как об «очень хорошем». Немало восторженных слов и в рецензии, написанной Василием Сергеевичем Калинниковым: «Симфония эта по глубине вдохновения – одно из лучших произведений Сен-Санса… чудо техники и инструментовки».

Особую мудрость можно усмотреть в решении завершить работу в области циклической симфонии на столь «высокой точке» – композитор чувствовал, что в этом жанре он сказал уже все, что мог сказать.

Все права запрещены. Копирование запрещено

Просмотров: 2