Камерная музыка в «Новой Опере»

В середине февраля Московский театр «Новая Опера» им. Е. В. Колобова посетили немногочисленные, но очень проницательные и искушенные слушатели. Третий фестиваль камерной музыки «Вокальные перекрестки» был наполнен знаковыми вокальными циклами в зарубежной и русской музыке. Я посетил один из четырёх вечеров фестиваля.

Оперные солисты постарались с особой аккуратностью прикоснуться к этому деликатному, интимному жанру. Партию фортепиано во всех сочинениях исполнил Дмитрий Сибирцев. Фестиваль – его авторский проект. Перед пианистом стояла сложнейшая задача, именно он гарант успеха, а главное, качества концерта.

Вечер начался с неожиданности. Организаторы решили открыть концерт вокальным циклом Роберта Шумана на стихи Адальберта фон Шамиссо «Любовь и жизнь женщины», произведением исключительно опасным для исполнения. В вокальном творчестве композитор максимально ясно передал глубину, психологическую сложность, многогранность великой поэзии. Это получило отражение в сложности материала: от исполнителя требуется предельная концентрация на интонировании поэтического текста, выверенность фразировки, логичная расстановка смысловых акцентов и избирательность в палитре динамических оттенков. Молодая солистка театра Ирина Боженко (сопрано) обладает мягким приятным звуком, что совершенно поразило в первом нежном романсе «Seit ich ihn gesehen», это состояние сохранялось до завершения цикла, хотя музыка требовала контрастов и более детальной нюансировки.

Натянутым слогом, с обилием неуместных вводных конструкций, комментарии к музыкальным произведениям делал ведущий вечера  Михаил Сегельман (заведующий литературной частью театра), сумбурной описательностью он предварил появление на сцене главной звезды.Василий Ладюк (баритон) исполнил «Три песни Дон Кихота к Дульсинее» Мориса Равеля и «Пляску смерти» Камиля Сен-Санса. Певец подтвердил свой высокий профессиональный уровень: наполнил музыку яркими тембральными красками, предельно точно воплотил разнохарактерные образы, именно в его выступлении присутствовал лучший ансамблевый баланс.

Во втором отделении слушателям предстояло оценить исполнительские трактовки двух уникальных сатирических циклов XIX и XX веков: «Раёк» Модеста Мусоргского и «Антиформалистический раёк» Дмитрия Шостаковича. Даты создания произведений разделяют 79 лет, оба сочинения – критическая реакция на ключевые события в политике и искусстве двух веков. В данном случае особую важную роль должно играть слово ведущего. Почему рассказ о замысле сочинения Мусоргского практически ограничился объяснением про ящик с ручкой для райка-представления, а цикл упорно назывался просто песней – неизвестно.

Чрезвычайно важен контекст, эпоха, в которой творили композиторы. В XIX веке живопись, литературу и театр активно захватывает реалистическое течение, в музыкальном мире особое явление – «Могучая кучка». В «Райке» известные деятели культуры XIX века показаны сатирически, но настолько ли неприглядны были в действительности профессора консерватории Н. И. Заремба и А. С. Фаминцин, известный критик Феофил Толстой, знаменитая итальянская примадонна Аделина Патти, Великая княгиня Елена Павловна и композитор Александр Серов? Имело бы смысл поставить перед слушателями вопрос такого типа и дать почву не только для смеха, но и для размышления. Например, Н. И. Заремба первым начал преподавать теорию музыки на русском языке, Аделиной Патти восхищался сам П. И. Чайковский, а Елена Павловна покровительствовала многим художникам и музыкантам, субсидировала Русское музыкальное общество.

В исполнении Алексея Тихомирова (бас), казалось, было всё: и артистизм, и энергетика, и харзима, убедительный вокал!  Но иногда, по моим ощущениям, солист переигрывал, а тонкая грань между сатирой и гротеском стиралась. Партию фортепиано в «Райке» представляется мне ненавязчивой, с ощущением легкости при безусловных технических трудностях. Думаю, пианист должен играть роль тапёра – свободно и непринуждённо. У Дмитрия Сибирцева иной взгляд: зачастую используя рояль, как ударный инструмент, он несколько заглушал солиста; неоправданно замедлял, или наоборот ускорял темпы.

«Антиформалистический раёк» Д. Д. Шостаковича был представлен значительно лучше. Произведение Шостаковича театрализировали в лучших сатирических традициях, благодаря быстрым и четким перевоплощениям солиста в главных героев и эффектному участию камерного хора. Алексей Тихомиров остроумно «добавил» новые лица,  парадируя вождя мирового пролетариата, Л. И. Брежнева и Б. Н. Ельцина: это было уместно и здорово! Заключительный номер концерта не оставил никаких неясностей и вопросов: прекрасно выстроенный ансамбль звучал убедительно, даже ведущий рассказывая о трагических событиях, великолепно погрузил публику в атмосферу советской действительности.

Прочитав интервью Дмитрия Сибирцева в театральной газете «Вешалка»,  я отметил очень правильные задачи фестиваля: разнообразие программ, показ контрастных голосов и их возможностей, достижение равновесия между вокальной и актерской составляющей. Многое из этого удалось, а что не получилось – творческий процесс…

 

Сергей Буланов

Просмотров: 9